Лётчик-инструктор и воспитатель курсантов ВМОЛАУ-ЕВВАУЛ полковник ВЯЛИКОВ Николай Яковлевич (однокашник по ВМОЛАУ)

Николай Яковлевич прожил, по современным представлениям, не короткую жизнь – 77 лет (19.12.1929–15.07.2006). Он не погиб ни в авиа-, ни в автокатастрофе. Причиной смерти оказался рак. Его военная лётная служба и работа на пенсии – это, в сущности, история массового освоения реактивных истребителей и истребителей-бомбардировщиков курсантами (в том числе и им самим) ВМОЛАУ-ЕВВАУЛ. К сожалению, в упоминаемой выше книге «100 лет ЕВВАУЛ» не удалось найти упоминания об этом замечательном лётчике-инструкторе, воспитателе курсантов, партийном руководителе. Вообще оказалось трудным обнаружить в открытых источниках информации по авиационной тематике достаточно обстоятельное описание жизненного пути, тяжёлой и высоко рискованной службы одной из основных фигур в подготовке военных лётчиков – лётчика-инструктора.
Краткая биография нашего героя изложена в очерке благодарного и безгранично любящего дедушку единственного внука – полковника Вяликова Николая Сергеевича, выпускника ЕВВАУЛ по специальности «боевое управление авиацией и управление воздушным движением» (ныне – Военного атташе в Берлине – ФРГ).
После ознакомления с указанным очерком у А. Кострова возникла мысль дополнить написанную биографию сохранившимися в памяти фактами из нашей совместной учёбы с дедушкой Вяликовым, его поведения как старшего курсанта эскадрильи, коснуться продолжительной деятельности лётчика-инструктора и воспитателя курсантов, партийного руководителя. Кстати, А. Кострову после окончания ВМОЛАУ была уготована тоже служба на должности лётчика-инструктора этого же училища. И только печальная случайность, о которой написано в разделе настоящего сайта «Лётная подготовка курсанта…», помешала этому. Инструктор А. Кострова ст. лейтенант Емельянов В. в связи с переназначением своего выпускника в строевой полк сказал: «Не переживайте, это не хуже». Тогда до разума не доходил смысл этих слов. Честно говоря, А. Костров имел внутреннее желание быть лётчиком-инструктором, считая, что это почётная и благодарная работа. И когда случайно удалось прочесть в соцсетях написанную внуком биографию дедушки (однокашника) – лётчика-инструктора, обострился интерес до конца понять смысл неявного высказывания инструктора В. Емельянова о моём переназначении. Ничего не могу сказать о сокровенном отношении Николая Вяликова к службе лётчика-инструктора. Он окончил ВМОЛАУ по первому разряду и имел право выбора места службы.
Случилось так, что лейтенанты Вяликов и Костров оказались в самом начале 1955 г. в строевых истребительных авиационных полках одной и той же 24-й ГИАД КБФ: Вяликов – в 10-м ГИАП, Костров – в 4-м ГИАП, базировавшихся на аэр. Мамоново Калининградской обл. (у немцев – авиабаза Хайлигенбайль (Heiligenbeil)).
В первый же год службы в 10-м ГИАП лейтенант Вяликов был отозван командованием ВМОЛАУ для продолжения службы в качестве лётчика-инструктора этого училища. Свою инструкторскую службу он начал в том же базировавшемся на центральном аэродроме в Ейске 4-м полку (в последующем – 959 учебный авиационный полк – в/ч 99311), который выпускал его и А. Кострова лётчиками-истребителями на реактивном МИГ-15.
С Николаем Вяликовым А. Костров знаком с начала 1-го курса теоретической подготовки (проживание в казарме главного здания ВМОЛАУ, Ейск), а потом и лётной подготовки (проживание в приаэродромной казарме – аэр. Кухаривка). Он был на 3 года (с небольшим) старше А. Кострова, среднего роста, смуглое лицо, чёрные кудрявые волосы – имел облик представителя цыганообразной этнической группы. Не будет не правдой сказать, что его «докурсантская» биография была схожей с биографией многих курсантов первокурсников тех лет. Но он был заметно взрослее многих других, с большим жизненным опытом, имел диплом с отличием об окончании техникума. Наверное, поэтому выбор начальства пал на него, и он был назначен старшим курсантом учебного подразделения («вице-старшиной» эскадрильи), хотя в эскадрилье было несколько курсантов, окончивших аэроклубы.
Из очерка внука следует, что Н. Вяликов родился 19 декабря 1929 г. на хуторе Хотунок (сельское поселение пригорода Новочеркасска Ростовской обл.) в семье председателя колхоза и школьной уборщицы. Отец Яков Вяликов в первый же год войны был призван в армию. Четырёхкласснику Николаю в 1941-м году пришлось наряду со взрослыми работать по уборке колхозного урожая. После оккупации – ремесленное училище, всё обучение в котором – ремонт фюзеляжей самолётов в условиях очень холодной зимы. Замерзали руки и ноги. В такой ситуации возникла неприязнь к самолётам. Отец, возвратившись в 1947 г. с войны, сказал сыну, что надо продолжить учёбу в школе, хотя бы закончить семилетку. Но он, семнадцатилетний парень, считал ниже своего достоинства сесть за парту 5-го класса. С помощью отца устроился в Новочеркасский мукомольно-элеваторный техникум. Учёба давалась очень нелегко, только воля и способности позволили закончить техникум с дипломом с отличием.
Такой диплом давал право поступить в высшие учебные заведения без вступительных экзаменов. Нужно было только пройти собеседование и мандатную комиссию. Появилась возможность осуществить юношескую мечту: поступить в высшее командное военно-морское училище (в Севастополе). Мандатная комиссия отклонила просьбу абитуриента Вяликова о приёме, поскольку он проживал на оккупированной врагом территории. Райвоенкоматом был направлен в Военно-морское минно-торпедное училище лётчиков в г. Ейск. Прибыв в училище, узнал, что это ВМОЛАУ им. Сталина, готовящее лётчиков-истребителей. Был несколько разочарован. Прошёл медицинскую комиссию, принял решение не ходить на вступительные экзамены (наверное, потому что имел диплом с отличием об окончании техникума). Явился только на экзамен по физической подготовке, потому что по этому предмету был очень жёсткий контроль. Председатель Мандатной комиссии сказал: «Вы зачисляетесь в училище, учитывая ваше трудовое происхождение и большую потребность страны в настоящее время в лётчиках, способных пилотировать новейшие истребители». Думается, председатель имел в виду поступающие на вооружение в массовом порядке реактивные истребители.
Уже в начале 1-го курса он имел лычку на погонах (ст. матрос, по-армейски – ефрейтор), что означало старший курсант. В последующие учебные годы на его плечах были погоны сержанта. Он являлся, как уже говорилось, «вице-старшиной» эскадрильи, непосредственно подчинялся штатному старшине эскадрильи старшине Д. Шумейко. Функции «вице-старшины» заключались в исполнении курсантами распорядка дня, контроле несения курсантами внутренней дежурной службы, подготовке курсантского наряда к несению караульной службы, выполнении различных распоряжений командиров эскадрильи и полка.
Николай запомнился тем, что в свободное казарменное время его можно было часто видеть с книжкой в руках, увлекался чтением художественной литературы. По отношению ко всем курсантам вёл себя ровно и спокойно, был сдержан и собран, был немногословен. Иногда в его поведении и в разговоре можно было заметить некоторые проявления небольшой, как говорят, «блатнецы», присущей в послевоенные годы молодым людям, считавшим, что «Ростов – папа, а Одесса – мама». «Блатнеца» – последствие учёбы и коллективного быта учащихся городских техникумов и ремесленных училищ в послевоенные годы [1]. Это подтверждает внук (Н.С. Вяликов). С его слов, учебная группа дедушки в техникуме состояла из 29 учащихся. Все, исключая дедушку, были связаны так или иначе с воровским миром, многие имели непродолжительные ходки на зону. Пахан группы (давний друг погибшего на войне дедушкиного старшего брата) ставил ученикам задачи по воровству в различных районах города. Дедушка был единственным не принадлежащим криминальному миру. Пахан распорядился не привлекать его к воровским действиям группы, но при этом сохранил ему доступ к пищевому общаку. Случилось это не сразу, после многократных попыток «сломать» дедушку. Но он очень серьезно занимался боксом, и это позволяло ему оставаться вне криминальных дел группы.
Кстати, некоторым курсантам-первокурсникам нравилось подражать таким манерам старшего курсанта, несмотря на то что старшина эскадрильи коммунист Шумейко не поощрял указанные манеры [2].


[1] Один из моих идеальных в поведении деревенских одноклассников по 7-милетке во время учёбы (1947–50 гг.) в техникуме в Калинине (Твери), в разговоре тоже стал употреблять слова из языка блатного мира. До учеников сельской средней школы, в которой учился А. Костров, такое не дошло.

[2] Когда старшина эскадрильи Д. Шумейко отправлял курсантов в отпуск, он напоминал им о необходимости особо высокой бдительности при пересадке на поезда в Ростове. Он напутствовал: «Помните, на вашем пути возможны контакты с лицами из воровского мира, для которого «Ростов – папа, а Одесса – мама» (поговорка блатного мира в те годы).


Лётчик-инструктор и воспитатель курсантов ВМОЛАУ-ЕВВАУЛ полковник ВЯЛИКОВ Николай Яковлевич (однокашник по ВМОЛАУ)

Курсант 1-го курса ВМОЛАУ им. Сталина Н. Вяликов с товарищем. На погонах – одна лычка (старший матрос). Ейск, 1951–52 гг. Фото из архива Вяликовых

На 1-м и 2-м курсах обучался лётному делу соответственно на учебном ЯК-18 и учебно-боевом ЯК-11, в 1-м учебном полку полковника Виноградова (оба курса – на одном и том же аэродроме в Кухаривке).

Лётчик-инструктор и воспитатель курсантов ВМОЛАУ-ЕВВАУЛ полковник ВЯЛИКОВ Николай Яковлевич (однокашник по ВМОЛАУ)Курсант Н. Вяликов – 2-й ряд, 2-й слева, курсант А. Костров – 1-й ряд, 1-й справа (с перехваченными руками). 2-й курс ВМОЛАУ, 1953 г. (обучение на поршневом ЯК-11). Аэр. Кухаривка, воскресный нелётный день. Фотография из архива А. Кострова

Отлично успевал по всем предметам теоретической подготовки, в лётной подготовке затруднений не испытывал, о чём можно судить по приведённому ниже стендовому фотоколлажу. В общем, был отличником.

Лётчик-инструктор и воспитатель курсантов ВМОЛАУ-ЕВВАУЛ полковник ВЯЛИКОВ Николай Яковлевич (однокашник по ВМОЛАУ)

 

Курсанты 3-го курса 4-го УИАП ВМОЛАУ им. Сталина. Н. Вяликов (верхний ряд, 2-й справа) и А. Костров (нижний ряд, 1-й слева) и другие их товарищи отмечены как отличники боевой и политической подготовки. Ейск, 1954 г. Из личного сайта А. Кострова

На последнем (выпускном) курсе осваивал реактивный МИГ-15 в полку подполковника Богданова (аэр. Ейск) в подразделении (эскадрилье) майора Трахтенгерца, звене майора Алёшина, лётной группе капитана Денисова (курсанты: Вяликов, Бунаков, Комиссарчук, Ковалёв, Коржиков – 5 курсантов. Такое число курсантов в лётной группе было типичным).

Лётчик-инструктор и воспитатель курсантов ВМОЛАУ-ЕВВАУЛ полковник ВЯЛИКОВ Николай Яковлевич (однокашник по ВМОЛАУ)

Фрагмент незаполненной фотоведомости результатов сдачи выпускных госэкзаменов – подразделение (звено) майора Алёшина, лётная группа капитана Денисова. Курсант Вяликов все госэкзамены сдал на отлично, окончил училище по 1-му разряду. Ейск, октябрь, 1954 г. Из архива А. Кострова

На следующем фото (фрагмент предвыпускного фото, его полный формат – в подразделе настоящего сайта «Лётная подготовка курсанта-лётчика ВМОЛАУ им. Сталина») – курсанты Кривоносиков, Вяликов, Митин, Симонов, Костров, Егоров в парадной форме лейтенантов-выпускников.

Лётчик-инструктор и воспитатель курсантов ВМОЛАУ-ЕВВАУЛ полковник ВЯЛИКОВ Николай Яковлевич (однокашник по ВМОЛАУ)

Выпускники ВМОЛАУ им. Сталина 1954 г. лётчики-истребители (МИГ-15) лейтенанты Н. Вяликов и А. Костров (на одной вертикали с командиром эскадрильи майором Трахтенгерцем, слева – замкомандира эскадрильи по политической части капитан Равков, справа – майор Алёшин, командир звена Н. Вяликова. Ейск, 1954 г. Из архива А. Кострова

Типы самолётов, которые освоил курсант Вяликов во ВМОЛАУ им. Сталина, показаны на нижеследующем коллаже (Личный сайт Кострова А.В. – разд. «Лётная подготовка»).

Лётчик-инструктор и воспитатель курсантов ВМОЛАУ-ЕВВАУЛ полковник ВЯЛИКОВ Николай Яковлевич (однокашник по ВМОЛАУ)

Путь в лётчики-истребители курсанта Н. Вяликова (как и А. Кострова) лежал через освоение указанных самолётов: ЯК-18 – первый курс, ЯК-11 – второй курс, УТИ МИГ-15 и МИГ-15 – третий курс.
После окончания училища лейтенант Вяликов без затяжки, женился на любимой девушке – Тоне (Антонине Павловне) Добромысловой (уроженке Белоруссии), симпатии к которой развивались со времён учёбы в техникуме. Он был направлен, как уже говорилось выше, служить на Балтику – в 10-й ГИАП 24 ГИАД ВВС КБФ (аэр. Мамоново, Калининградская обл.). В конце 1955 г. отозван во ВМОЛАУ им. Сталина (Ейск) на должность лётчика-инструктора.

Семью начинающего инструктора поселили в доме офицерского состава (ДОС), комната, кухня на три семьи. Прожили в этих условиях около 5 лет [3].


[3] Молодые семейные лётчики нашего 4-го ГИАП (в Мамонове), прибывшие из ВМОЛАУ, были поселены в реконструированные под общежития бывшие немецкие казармы (на семью – одна комната, кухня на несколько семей, приготовление пищи – на «керосинках») приаэродромного городка. Семьи лётчиков – «стариков» проживали в отдельных квартирах в коттеджах бывшего немецкого городка для офицерского и обслуживающего состава люфт-ваффе.


Лётчик-инструктор и воспитатель курсантов ВМОЛАУ-ЕВВАУЛ полковник ВЯЛИКОВ Николай Яковлевич (однокашник по ВМОЛАУ)

Начинающий лётчик-инструктор ВМОЛАУ им. Сталина лейтенант Вяликов Николай Яковлевич. 4-й АП–959 УИАП (в/ч 99311). Ейск, 1955–56 гг. Фото из архива семьи Вяликовых

В последующем сам обучался и обучал курсантов-лётчиков пилотированию и боевому применению реактивных истребителей и истребителей-бомбардировщиков. Это было время перехода училища от подготовки лётчиков-истребителей к подготовке лётчиков-истребителей-бомбардировщиков. На коллаже (из Личного сайта Кострова А.В.) показаны и учебные, и боевые машины, на которых довелось лётчику Н. Вяликову обучать курсантов.

Лётчик-инструктор и воспитатель курсантов ВМОЛАУ-ЕВВАУЛ полковник ВЯЛИКОВ Николай Яковлевич (однокашник по ВМОЛАУ)

В должности рядового лётчика-инструктора прослужил более 15-ти лет. Летал на центральном аэродроме и проживал в Ейске, исключение – 3 года на аэр. Кущёвка, когда занимал должность заместителя командира полка по политической части.
Прошёл без отрыва от службы полный курс вновь созданного в 1960 г. на базе ЕВВАУЛ 4-хгодичного вечерне-заочного отделения, давшего ему высшее образование. В выполнении учебной программы этого отделения принимал непосредственное участие профессорско-преподавательский состав ВВА им. Ю.А. Гагарина (Монино). Слушателю Вяликову приходилось неоднократно бывать на учебных сборах в этой академии.
В 1964 г. отмечено («Авиация и космонавтика», 1964, №6, с.23–24), что капитан Н. Вяликов является одним из новаторов лётчиков-инструкторов ЕВВАУЛ, совершенствующих методику лётного обучения на основе передового опыта старших командиров в пилотировании новых истребителей. К этому времени он имел квалификацию «Военный лётчик 1-го класса» [4].


[4] Впервые классная квалификация лётного состава, льготы и награды за полёты в сложных условиях были установлены в 1950 г. Советом Министров СССР и введены в действие приказом Военного Министерства СССР от 08 мая 1950 г. № 085. Предусматривались 3 степени классности: 3-я (низшая), 2-я и 1-я (высшая), которые определяли уровень знаний, умение качественно и в заданные сроки выполнять соответствующие функциональные обязанности, иметь удовлетворяющие определённым нормативам практические навыки, Военный лётчик 1-го класса должен был иметь не менее 500 часов налёта на всех типах самолетов (вертолётов).


Лётчик-инструктор и воспитатель курсантов ВМОЛАУ-ЕВВАУЛ полковник ВЯЛИКОВ Николай Яковлевич (однокашник по ВМОЛАУ)

Военный лётчик 1-го класса Н.Я. Вяликов в кабине истребителя-бомбардировщика. Фото из архива семьи Вяликовых

В пору инструкторской службы, являясь секретарём партбюро полка, летом 1969 г. вместе с обучаемым курсантом совершил вынужденное катапультирование из горящего учебно-тренировочного истребителя. Про этот аварийный полёт и катапультирование подробно написано в упоминаемом выше очерке внука (дата катапультирования, указанная в очерке внуком, уточнена). Заметим, в то время в 959-м УАП, в котором служил инструктором Н. Вяликов, курсантов готовили на модифицированном (под задачи истребителя-бомбардировщика) МИГ-17. Ранее говорилось, что в ВВС страны в качестве переходного (учебного) самолёта при подготовке лётчиков к полётам на боевых истребителях МИГ-15, МИГ-17 и МИГ-19 использовался УТИ МИГ-15.
После катапультирования в конце 1969 г. с должности лётчика-инструктора переведён на должность летающего заместителя командира полка по политической части (существенное повышение в должности!). Полк располагался на аэр. Кущевка. На этой должности ему было присвоено звание «подполковник» [5].


[5] Кстати, большинство его однокашников по училищу оставались капитанами. В 50-е–60-е годы обычный лётчик-инструктор мог получить звание «капитана», последующее продвижение в училище для него было затруднено. В строевых частях истребительной авиации «капитанской» должностью была должность командира звена. Но эту должность надо было очень постараться заслужить. В конце 50-х началась ликвидация строевых частей морской истребительной авиации. Наступил кризис в карьере многих лётчиков. Очень пострадали выпускники ВМОЛАУ 50-х годов (в том числе и однокашники А. Кострова выпуска 1954 г.). Так что не удалось сравнить, какая служба лучше: лётчика-инструктора или лётчика строевого полка.


В декабре 1972 г. переведён на аналогичную должность в полк, г. Ейск.

По данным упоминаемого выше очерка внука, учтённый в Лётной книжке налёт Н. Вяликова за годы лётной службы – более 3500 ч. Был и неучтённый налёт, который не документировался, чтобы официально не показывать превышения (что являлось серьёзным нарушением регламентирующих документов) дневных норм налёта инструктора. Это происходило из-за нехватки инструкторов. В некоторые лётные смены по этой причине были вынуждены баки самолёта инструктора заправлять до десятка раз. Указанный налёт (3500 ч) более чем в два раза превышает норму налёта (1500 ч), позволявшую тогда претендовать на самую высокую квалификацию военного лётчика – «Военного лётчика-снайпера». Почему же наш герой не получил самую высокую лётную квалификацию? Возможно, это было типичным для лётчиков-инструкторов училища? Вот как ответил на эти вопросы внук, передавая слова дедушки: «Нормативы на летчика-снайпера могли выполнить многие инструкторы. Но, если подтверждение «1-го класса» выполнялось в полку, то «летчика-снайпера» – в вышестоящем штабе на сборах. Поэтому летчики, пресыщенные лагерной жизнью и постоянным отсутствием в своей семье, не горели желанием ещё раз отправиться в командировку». Далее внук продолжил: «Я эти слова дедушки прекрасно понял, когда в 2004-м году по таким же причинам сам отказался от получения классной квалификации «Мастер».
Николай Яковлевич совершил более 120 прыжков с парашютом (из них более 40 в море).
Нельзя не отметить, что наряду с постоянным совершенствованием своего лётно-инструкторского профессионализма, в военной карьере лётчика-инструктора Н. Вяликова большую роль сыграла его активная и, судя по всему, добросовестная партийная работа, начиная с секретаря партийной организации эскадрильи и кончая секретарём парткома учебной авиационной части училища. Будучи секретарём парторганизации полка, он стал майором, при том, что занимал штатную капитанскую должность лётчика-инструктора. Назначение на подполковничью должность заместителя командира полка по политической части (в Кущёвку) состоялось в значительной степени с учётом его большого опыта партийной работы. До этого руководство училища предлагало майору Вяликову занять должность заместителя командира по политической части в других полках (в том числе и отдельных), удалённых от Ейска. Но он отказывался в связи с тем, что его единственный сын Сергей, инвалид детства (по слуху), учился в ейской школе-интернате для глухонемых и слабослышащих детей. На выходные дни родители всегда забирали Сергея домой. Потерять такую возможность общения с сыном они (и отец, и мать – Антонина Павловна) по-человечески не могли. Конечно же его отказы от повышения в должности сыграли тормозящую роль в его карьерном росте. Согласие на перевод в Кущёвку было вынужденным, к тому же эта станица находится в 130-ти км от Ейска (полтора часа езды на автомобиле).
В 1977-м году (в возрасте 48-ми лет, 26 календарных лет военной службы, 22 календарного года на лётной службе) в звании подполковника принял решение выйти на пенсию. Однако, осмыслив складывающиеся обстоятельства, доложил начальнику училища (генерал-майору Подкопникову А.Ф.), что готов продолжить военную службу. В результате стал первым командиром батальона курсантов и начальником лагерного сбора призывников (курсов молодого бойца (КМБ) [6]. На этой должности ему было присвоено звание «полковник».


[6] В памяти осталось наше прохождение достаточно продолжительного курса молодого матроса (КММ) и принятие военной присяги в 1951 г. на Ейской косе (описаны в разделе настоящего сайта «Подготовка и поступление в ВМОЛАУ им. Сталина»).


В 1978 –м году у Вяликовых прибавление: у сына Сергея родился сын, которого назвали Николаем (назвали в честь погибшего на ВОВ родного брата дедушки, он тоже был Николаем). Николай Яковлевич и Антонина Павловна стали соответственно дедушкой и бабушкой.

Лётчик-инструктор и воспитатель курсантов ВМОЛАУ-ЕВВАУЛ полковник ВЯЛИКОВ Николай Яковлевич (однокашник по ВМОЛАУ)

Командир батальона курсантов – начальник лагерного сбора призывников ЕВВАУЛ полковник Вяликов. Ейск, 80-е годы. Из архива семьи Вяликовых

Лётчик-инструктор и воспитатель курсантов ВМОЛАУ-ЕВВАУЛ полковник ВЯЛИКОВ Николай Яковлевич (однокашник по ВМОЛАУ)

Супруги Вяликовы – Антонина Павловна (около полувека проработала главным инженером КЭЧ в ВМОЛАУ им. Сталина – ЕВВАУЛ им. Комарова) и Николай Яковлевич. 80-е годы, Ейск. Из архива семьи Вяликовых

В 1984 г. полковник Вяликов Н.Я. уволен с военной службы на пенсию по возрасту. Но он не желает прекращать службу Отечеству, устраивается на работу на должность старшего лаборанта-психолога психофизиологической лаборатории (ПФЛ) училища, занимающейся вопросами профессионального отбора абитуриентов [7]. В эти годы параллельно читает лекции на кафедре общественных наук училища. На должности лаборанта проработал до сентября 2005 г.


[7] История указанного отбора рассмотрена в разделе настоящего сайта «Военно-морское училище лётчиков», подраздел «О профессиональном психологическом отборе поступающих в ВМОЛАУ им. Сталина».


В 1988 г. семью постигла трагедия – погиб единственный сын Сергей Николаевич Вяликов. Николай Яковлевич полностью берёт на себя воспитание детей Сергея – внука и внучки. Со слов внука, для дедушки поддержание благополучия семьи было святым делом. Несмотря на большие неприятности, он продолжает активно работать в Совете ветеранов ЕВВАУЛ.

Лётчик-инструктор и воспитатель курсантов ВМОЛАУ-ЕВВАУЛ полковник ВЯЛИКОВ Николай Яковлевич (однокашник по ВМОЛАУ)

Член Совета ветеранов ЕВВАУЛ работающий пенсионер полковник в отставке Н.Я. Вяликов (на первом плане) на торжественном построении (по случаю выпуска 1991 г.) личного состава училища вручает «Наставление ветеранов» лётчику-истребителю-бомбардировщику. На втором плане – генерал-майор авиации В.Н. Горбась – начальник ЕВВАУЛ (на момент вручения дипломов заместитель командующего 4-й воздушной армии), 26 октября 1991 г. Кадр из ролика (интернет)

В 2005 г. у Николая Яковлевича обнаружен рак. По словам внука, до самой смерти он надеялся, что продолжит работу в училище и будет общаться с молодыми людьми, желающими стать лётчиками.
15 июля 2006 г. – кончина жизни (19.12.1929–15.07.2006).
Похоронен на кладбище г. Ейска.
Светлая-пресветлая память Николаю Яковлевичу Вяликову!
Своё дело по защите Отечества он наследовал своему единственному и благодарному внуку – Николаю Сергеевичу Вяликову, считающему любимого покойного дедушку отцом-воспитателем и формирователем себя как личности.

Лётчик-инструктор и воспитатель курсантов ВМОЛАУ-ЕВВАУЛ полковник ВЯЛИКОВ Николай Яковлевич (однокашник по ВМОЛАУ)

Военный атташе РФ в Берлине (ФРГ) полковник Вяликов Николай Сергеевич со своей семьёй – женой Вяликовой Юлией Валерьевной, сыном Сергеем и дочерью Анной. Берлин, Тиргартен, Мемориал павшим советским воинам, День победы, 9 мая 2020 г. Из архива семьи Вяликовых

Пожелаем внуку и членам его семьи дальнейших успехов и удач в жизни и службе!

***

При написании настоящей статьи использованы следующие источники информации:

Вяликов Н.С. Краткая биография Вяликова Николая Яковлевича, 2007 г. (ссылка)
Личный сайт Кострова А.В. (ссылка)
Вабищевич Г., Левшов П., Баклыков В., Тишкин В. Славной отчизны сыновья/ Краснодар: Периодика Кубани, 2015, 492 с.
Материалы Форума выпускников ЕВВАУЛ (ссылка)

С ответственностью, Костров Анатолий Васильевич – ведущий научный сотрудник ФГБУ ВНИИ ГОЧС (ФЦ)
15 ноября 2020 г.