Ретроспективный взгляд на деятельность ВНИИ ГОЧС и его руководителей

ВНИИ ГОЧС, в котором А. Костров работает с начала 1994 г., именовался изначально как Всесоюзный научно-исследовательский институт гражданской обороны (ВНИИ ГО). ВНИИ ГО учреждён в соответствии с постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 18.03.1976 г. Датой его создания (приказ МО СССР) считается 1 декабря 1976 г. Создан в целях проведения исследований по проблемам повышения устойчивости функционирования в военное время народного хозяйства страны (СССР). Ранее в СССР эта проблема научными системными методами не решалась. Назывался институт вначале Всесоюзным научно-исследовательским институтом гражданской обороны (ВНИИ ГО) и входил, как и вся система ГО [1], в МО СССР. В 1990 году, после аварии на Чернобыльской АЭС (1986 г.), землетрясения в г. Спитак (1988 г.) и других крупных чрезвычайных происшествий в его названии появились слова «и чрезвычайных ситуаций». Это отражало зарождающуюся концепцию расширения задач системы ГО, а именно: добавления «чрезвычайных задач» мирного времени. Аббревиатура его названия стала такой – ВНИИ ГОЧС. Указом Президента РФ Б.Н. Ельцина от 10 января 1994 г. № 66 «О структуре федеральных органов исполнительной власти» действовавший Государственный комитет Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий (ГКЧС России), поглотивший ГО страны, был преобразован в Министерство Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий (МЧС России) [2]. Это было обусловлено необходимостью расширения функций и задач нового общегосударственного защитно-спасательного ведомства. Институт, естественно, был включён в структуру МЧС России. со статусом головного научного учреждения по исследованию проблем гражданской обороны (ГО) и защиты населения и территорий от чрезвычайных ситуаций (ЗНТЧС).


[1] Возникновение и развитие понятия «гражданская оборона» изложены в статье – Костров. А.В. – История семантико-правовой трансформации понятия «гражданская оборона»// Проблемы безопасности и чрезвычайных ситуаций, 2016, № 1, с. 3–19., а также в статье – Костров А.В. – Семантико-правовая трансформация понятия «Гражданская оборона // Технологии гражданской безопасности, 2016, № 1 – с. 80–84, № 2 – с. 82–85, № 3 – с. 90–93; 2017, № 1 – с. 84–89.

[2] ГКЧС России и МЧС России (до 2012 г.) возглавлял С.К. Шойгу, внёсший большой вклад в создание и развитие единой спасательно-защитной системы России.


В 1997 г. институт стал называться Федеральным государственным бюджетным учреждением «Всероссийский научно-исследовательский институт по проблемам гражданской обороны и чрезвычайных ситуаций» (ФГБУ ВНИИ ГОЧС). В 2002 г. постановлением Правительства РФ институту присвоен статус федерального центра науки и высоких технологий (ФЦ). Полная аббревиатура его названия стала такой – ФГБУ ВНИИ ГОЧС (ФЦ). Это название сохраняется до сих пор.
За время работы в институте А. Кострову довелось знать всех его начальников и практически контактировать с ними по научной работе. Верно, с первыми двумя пришлось общаться, когда они уже не были начальниками института, но научную работу продолжали в нём до конца своей жизни. Выскажу тривиальную мысль, они были весьма разные и в деле организации исследований, и в обращении с сотрудниками. У них был весьма различный научный кругозор. В организации и проведении научных исследований от начальника государственного института зависит не всё, но очень и очень многое. В этой связи считал бы полезным кратко высказаться об организации и выполнении исследований в институте при каждом начальнике, чтобы отразить, в какой научной атмосфере пришлось начинать и длительно продолжать (более 25-ти лет на момент подготовки данного материала) работу в этом институте. Восприятие решаемых задач было непростым, поскольку пришлось сменить своё предназначение, как ракетчика-баллистика РВСН, рассчитывающего траектории полёта ракет, наносящих противнику крупномасштабные разрушающие удары, на специализацию по защите населения и территорий от ЧС в мирное и военное время.
Первым начальником (точнее, ВрИО начальника) вновь созданного в 1976 г. Всесоюзного научно-исследовательского института гражданской обороны (ВНИИГО) был пришедший из Генерального Штаба ВС СССР генерал-лейтенант Ю.Н. Афанасьев, который пробыл на этой должности всего около года (по 1977 г.). Этот год можно считать годом начала практической организации института. В это время под руководством Юрия Николаевича разрабатывалось штатное расписание института под решение проблем научного обоснования методов повышения устойчивости функционирования народного хозяйства страны в военное время. Параллельно с разработкой штатного расписания выполнялась подготовка проекта «Общих требований по повышению устойчивости функционирования народного хозяйства страны в военное время». Трудно сказать, почему Юрий Николаевич не стал начальником института. В 1977 г. на эту должность был назначен доктор технических наук, профессор генерал-лейтенант Б.П. Дутов, до этого – начальник факультета в Академии им. А.Ф. Можайского. Под его руководством выполнен ряд научных работ, связанных с решением выше названных проблем обеспечения устойчивого функционирования народного хозяйства в условиях военного времени. При Борисе Павловиче последовательно продолжалась подготовка вышеуказанного проекта «Общих требований…» [3]. Многие руководители ГО воспринимали ход развития системы ГО как необходимый и устойчивый процесс. Но 26 апреля 1986 г. произошла совершенно неожиданная техногенная катастрофа – радиационная авария на Чернобыльской АЭС. Как известно, политическое руководство СССР было весьма не удовлетворено действиями системы ГО по ликвидации последствий этой аварии. Оно сделало вывод о неготовности войск ГО к оперативным действиям по ликвидации крупных техногенных и природных катастроф [4]. В июле 1986 г. начальник ГО СССР А.Т. Алтунин (14.08.1921–15.07.1989) был после инфаркта, вызванного неудовлетворительными оценками его деятельности, освобождён от должности [5].


[3] В решении данной задачи участвовали около сотни научных организаций СССР, несколько союзных министерств и ведомств, институты Госплана СССР. Требовалась величайшая координационная работа, которую выполнял ВНИИ ГО под руководством Б.П. Дутова.

[4] В СССР главной задачей ГО всегда являлась подготовка к действиям на случай войны с применением ядерного оружия. Хотя такая концепция сложилась задолго до Начальника ГО СССР А.Т. Алтунина, и даже на самом высшем уровне он был обвинён в допущении выявленных недостатков в системе ГО СССР.

[5] А. Кострову не довелось в это время работать в системе ГО, в которой начальствовал Александр Терентьевич. Но почти все коллеги по работе, знавшие его, отзываются о нем, как о компетентном, очень переживавшем за порученное ему дело, заботливом по отношению к подчинённым начальнике. Случай аварии на ЧАЭС сыграл роковую роль в жизни Александра Терентьевича: он умер от инфаркта 15.07.1989 г. (68 лет). Похоронен на Новодевичьем кладбище.


30 июля 1987 г. вышло Постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР «О мерах по коренной перестройке системы гражданской обороны». Само название этого постановления говорит о том, что политическое руководство СССР решило существенно изменить систему ГО. Постановление возлагало на ГО решение не только ранее определённых задач ГО для военного времени, но и задач защиты населения от последствий аварий, катастроф и стихийных бедствий в мирное время. Оно предусматривало существенное совершенствование технического оснащения войсковых формирований ГО.
Через два месяца последовало другое, важное для института, Постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 30.09.1987 г. № 1102 «О переводе научных организаций на полный хозяйственный расчёт и самофинансирование», которое существенно меняло организацию проводимых научными учреждениями НИОКР. Это постановление было принято в соответствии с объявленным на Апрельском 1985 г. пленуме ЦК КПСС курсом ускорения социально-экономического развития страны на основе широкого внедрения результатов научно-технического прогресса, технического перевооружения машиностроения и активизации человеческого фактора. Как известно, этот курс (концепция) «ускорения», оказавшийся не состоятельным, был заменен в 1987 г. на курс «перестройки».
В это время институт под руководством Б.П. Дутова обобщает опыт участия сил ГО в ликвидации крупнейших катастроф текущего века: на ЧАЭС (1986), Спитакского землетрясения (1988), зарубежных катастроф, обосновывает направления развития ГО. Ранее признанная актуальной тематика НИР по проблемам повышения устойчивости экономики в военное время значительно сокращается.
В марте 1988 г. Б.П. Дутов (в возрасте 63-х лет) уволен в запас. Его сменил доктор технических наук профессор генерал-майор Б.И. Черничко, до этого – заместитель начальника ВНИИГО (а ещё ранее – начальник факультета Академии им. А.Ф. Можайского). При новом начальнике существенно меняется тематика исследований института. И это происходит не потому, что начальником института стал другой человек, а потому что существенно изменяется государственная политика в области ЗНТЧС (защиты населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера). В это время ВНИИГО передан из Министерства обороны СССР в Государственный комитет по чрезвычайным ситуациям России (ГКЧС России), в котором ВНИИГО отводится роль головного научно-исследовательского учреждения и по проблемам ГО, и по проблемам ЗНТЧС. Под новые задачи подстраивается управленческая структура института, которая включала 3 управления (ныне они называются научно-исследовательскими центрами): 1) гражданской обороны (в это управление входил и 60-й отдел разработки методов защиты экономики от ВТО (создан с учётом характера войны в Персидском заливе [6].); 2) комплексной защиты населения; 3)подготовки сельского хозяйства к условиям военного времени. Продолжение исследований проблемы повышения устойчивости народного хозяйства в военное время (ранее основной проблемы) было возложено на отдельный (16-й) отдел.


[6] Война между Многонациональными силами (МНС) и Ираком (2.08.1990–28.02.1991) за освобождение и восстановление независимости Кувейта. Она характерна невиданным до того времени размахом применения авиации (в принципе, не в смысле количества участвовавших самолётов, а в смысле влияния на ход боевых действий «умного» и высокоточного оружия). По мнению многих специалистов, это знаменовало начало новой эпохи в военном искусстве. Благодаря широкому освещению процесса боевых действий в СМИ, война получила название «телевизионной войны». В коалиции приняли участие почти все бывшие союзники СССР по социалистическому лагерю и сам Советский Союз, впервые поддержавший США и уже находившийся на грани распада.


В начале 1989 г. институт переведён (в соответствии с выше упоминаемым Постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 30.09.1987 г. № 1102) на полный хозрасчёт, что обусловило свободу выполнения институтом НИОКР по финансовым договорам со сторонними организациями (в сущности допускались рыночные отношения в сфере науки). На общем собрании работников института был принят Коллективный договор о распределении прибыли от выполняемых НИОКР по финансовым договорам. Принято следующее распределение: 30% – управлению института и начальнику управления, в котором выполнена НИОКР; 70% – отделу-исполнителю НИОКР.
В это время происходят значительные изменения взглядов на ЗНТЧС: 1) увеличивается доля исследований по проблемам предупреждения и ликвидации ЧС (можно сказать, начинает преобладать тематика исследований по ЗНТЧС по отношению к тематике по ГО); 2) закладывается новая нормативная правовая база, в первую очередь в области ЗНТЧС, в частности применительно к развитию единой российской системы предупреждения и ликвидации ЧС (РСЧС); 3) разрабатываются федеральные целевые программы (ФЦП) в области ЗНТЧС; 4) устанавливаются связи с зарубежными организациями и специалистами в указанной сфере деятельности государства.
Постановлением Правительства РФ от 19.12.1992 г. ВНИИ ГО переименовывается во ВНИИ ГОЧС. Ему придан статус головной научной организации в РФ по сопровождению работ в области предупреждения и ликвидации ЧС в мирное и военное время. В связи с этим в институте создано 4-е управление для проведения исследований и разработок в областях: 1) организационного и функционального развития РСЧС и ГО; 2) обеспечения безопасности и ЗНТЧС; 3) совершенствования технического оснащения аварийно-спасательных формирований (АСФ) и организаций, технологий ведения АСДНР; 4) обеспечения устойчивости функционирования объектов экономики (некоторое сохранение основной тематика предыдущих лет) и системы жизнеобеспечения населения (ЖОН) в ЧС.
В процессе проводимой перестройки работы института в МЧС России возникает идея интеграции системы ГО и РСЧС. В теоретической и практической сферах этих систем начинает обращаться понятие (термин «гражданская защита» [7]).


[7] Именно в это время Б.И. Черничко высказал идею создания Единой государственной системы Гражданской защиты. Вот что он сказал: «Колокол Чернобыля оповестил на весь мир, что настало время от гражданской обороны переходить к гражданской защите. Именно благодаря усилиям МЧС России защита жизнедеятельности каждого гражданина, общества и государства от чрезвычайных ситуаций различного характера и масштаба уже стала приоритетной сферой государственной политики, важной составной частью», см. 4-хтомный труд «ВНИИ ГОЧС: комплексные решения проблем безопасности (40-летию института посвящается)», том 1 – Исторический очерк, с. 20.


Автор настоящего сайта начал работать во ВНИИ ГОЧС с 1.03.1994 г., в сущности в последний год начальствования Б.И. Черничко. Тем не менее остались в памяти следующие характерные особенности деятельности института в этот период:
— сугубо теоретический характер проводимых исследований; даже вычислительные эксперименты, не говоря уж о физических экспериментах, проводились крайне ограниченно (в институте не было ни лабораторной базы для физических опытов, ни вычислительной техники, естественно, отсутствовал доступ к ресурсам интернета);
— переход на полный хозрасчёт обусловил резкое снижение и задержки бюджетного финансирования НИОКР (это было характерно для всех научных организаций страны);
— снижение заработной платы сотрудников и задержки с её выплатой (следовательно, вынужденное увольнение сотрудников по собственному желанию, подработки в коммерческих структурах), что вело к заметному снижению качества исследований;
— уход опытных исследователей на работу в государственные органы власти.
Указанные недостатки носили системный характер, обусловленный в основном недостаточным бюджетным финансированием исследовательских работ.
В этих условиях наиболее «устойчивыми» работниками в институте были пенсионеры силовых структур, верно не всегда профессионально подготовленные для проведения научных исследований.
О Б.И. Черничко, как начальнике института, у автора сайта осталось весьма положительное мнение. Он сочетал в себе черты достойного компетентного начальника, детально вникающего в сущность дела, не «дутого» учёного, у которого десятки, сотни монографий, написанных подчиненными соавторами. Остались в памяти его глубокая проницательность в решаемые научные задачи. Думается, его не успели ещё захлестнуть массовые краткосрочные квазинаучные внебюджетные деяния, не продвигающие в научном отношении вперёд ни сотрудников, ни институт. Он не был замечен ни в начальствующем плагиате, ни в научном карьеризме. В 1994 г. Б.И. Черничко (в 60 лет), несмотря на его желание продолжать работу на занимаемой должности, был уволен в запас.
ВрИО начальника института стал полковник В.И. Рукавишников (1994–95), до этого – заместитель начальника ВНИИ ГОЧС. А. Кострову довелось нередко контактировать с Владимиром Ивановичем. Он часто заходил к начальнику 60-го отдела генерал-лейтенанту в отставке А.И. Палию, в котором работал А.Костров, с интересом следил за ходом исследований по теме защиты объектов экономики от ВТО. Судя по всему, между ними сохранились хорошие отношения со времен преподавательской работы в Академии ГШ ВС СССР. Владимир Иванович не отказывался от приглашения поучаствовать в локальных торжествах, организуемых в отделе по различным случаям – отмечания дней рождения сотрудников, государственных праздников и др. Были случаи, когда А. Костров участвовал в обсуждении В.И. Рукавишниковым и А.И. Палием решения задач обобщения опыта подготовки сводных мобильных отрядов (СМО), выполнявших АСР и мероприятия жизнеобеспечения населения (ЖОН) в Чеченской Республике, оптимизации структуры и технического оснащения СМО, направляемых в районы возможных военных конфликтов. Он был прост в обращении и легко доступен при решении деловых вопросов.
Помнится, число управлений в институте в это время увеличилось до 5-ти (5-е создано на базе Российского научно-практического и экспертно-аналитического центра (РНЭЦ) МЧС России). Но главное, что очень хорошо запомнилось, при В.И. Рукавишникове все подразделения института перебазировались в одно новое 10-тиэтажное здание на Давыдковской улице, 7 (ЗАО г.Москвы, рядом с ближней дачей И.В. Сталина), верно, без работающих лифтов.
И хотя А.И. Палий очень надеялся, что Владимир Иванович станет начальником института, но этого не случилось. Владимир Иванович по собственному желанию ушёл из института. Это, как и последующее назначение на должность начальника института, произошло при Министре МЧС России С.К. Шойгу.
Начальником ВНИИ ГОЧС был назначен (1996 г.) кандидат технических наук, капитан 1-го ранга (впоследствии генерал-майор) Александр Владимирович Измалков. До этого – заместитель начальника Академии гражданской защиты (АГЗ) МЧС России по учебной и научной работе [8]. Он «рулил» институтом непродолжительное время – около двух лет. В Историческом очерке (http://www.vniigochs.ru/images/documents/literatura_ob_institute/history_ocherk_40_let.pdf ) сказано, что после этого назначения произведена полная смена руководства института и управлений, изменена штатная структура и направления научной деятельности управлений. О мотивах и содержании указанных метаморфоз в этом труде ничего не сказано. Для А. Кострова, работавшего в то время в институте на должности старшего научного сотрудника, были непонятны проводимые В.А. Измалковым «революционные подвижки». Казалось, что тематика исследований, обоснованная при Б.И. Черничко и продолжавшаяся иметь место при В.И. Рукавишникове, сводящимися к балансу исследований проблем ГО и ЗНТЧС, соответствует требованиям жизненной действительности. Однако она не устраивала начальника. В последующем у автора настоящего сайта сложилось мнение, что новый начальник всячески поддерживал исследования в области ЗНТЧС (РСЧС), особенно в части обеспечения радиационной безопасности, оставлял в тени системную тематику ГО (в то время такая политика преобладала в МЧС России). В это время по инициативе института был создан полигон (Брянская область) для проведения научно-практических работ по проблемам преодоления последствий ЧС радиационного характера. В этот период институт подготовил и представил в Правительство РФ (впервые) Государственный доклад о состоянии защиты населения и территорий Российской Федерации от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера. Институт участвовал в комплексной НИР (головной исполнитель ЦВСИ ГШ ВС РФ) по обоснованию системы исходных данных для планирования защиты населения и территорий (объектов экономики) в условиях военного времени.


[8] Родился 10.03.1956 г. Окончил химический факультет Каспийского ВВМКУ им. С.М. Кирова (1973-1978). Служил на Северном флоте. Окончил Военно-морскую академию и преподавал в ней. Работал заместителем начальника Северо-Западного регионального центра по делам ГО и ЧС, заместителем начальника Академии гражданской защиты по учебной и научной работе. Кандидат технических наук (1989), член-корреспондент Академии военных наук, действительный член Международной академии информатики и Международной академии безопасности. Перед увольнением в запас – военный инспектор РФ (Администрация Президента Российской Федерации, аппарат Совета Безопасности РФ)». Доктор экономических наук (1999).


Нельзя не сказать, что начало значительной активизации выполнения хозрасчётных работ временными трудовыми коллективами (ВТК), создаваемыми соответствующими начальниками на основе коммерческих интересов, было положено при А.В. Измалкове [9]. На собраниях личного состава института он авторитетно заявлял, что при нём доля фактического выполнения НИР сотрудниками института возросла с 40% до 60%.


[9] Верно, в это время (в конце 90-х годов) руководство МЧС России приходит к выводу о низкой эффективности полного хозрасчётного финансирования деятельности института и принимает решение о переходе к частичному бюджетному финансированию – финансированию по смете содержанию (заключению договоров на выполнение внебюджетных работ).


Если говорить о его качествах как руководителя научного учреждения, то необходимо сказать, что в отношениях с подчинёнными допускал грубость, не проявлял должного внимания к условиям труда работников. В условиях отсутствия лифтов ветераны вынуждены были подниматься на высокие этажи (вплоть до 10-го) по сложным маршрутам внутри здания. Необоснованно награждал совсем молодых работниц, вызывая недовольство у обойдённых вниманием опытных специалистов. В период его начальствования имели место быть случаи преступного мошенничества, в частности, его заместитель по общим вопросам генерал-майор Денисов И.Л. незаконно получил жилую площадь, за что был осуждён на определённый срок тюремного заключения. Складывалось впечатление, что начальник склонен к явно выраженному самовозвеличению и карьеризму. В 1997 г. он без шума был освобождён от должности начальника института [10].


[10] Ходили разные слухи о причинах прекращения его начальствования. В одном из разговоров с В.А. Владимировым (когда А. Костров под руководством Виктора Алексеевича работал в ЦСИ ГЗ МЧС России (2006–2008 гг.) главным специалистом и был ответственным исполнителем НИР по разработке первого издания 4-хтомного труда «Гражданская защита. Энциклопедия», под общ. ред. С.К. Шойгу) он высказал сожаление, что содействовал назначению «шалопая Сашки» на должность начальника института. Кстати, этот шалопай в 1999 г., особо не мудрствуя, стал доктором экономических наук (тема диссертации: «Управление безопасностью социально-экономических систем», специальность 05.13.10 – Управление в социальных и экономических системах). Кстати, среди известных трудов по управлению в экономических системах труды высококвалифицированного специалиста Измалкова А.В. обнаружить не удалось.


На освободившуюся должность начальника ВНИИ ГОЧС (1997 г.) был назначен доктор технических наук, профессор полковник (в этом же году — генерал-майор) Шахраманьян М.А., до этого – заместитель начальника департамента МЧС России (выпускник ВИА им. Ф.Э. Дзержинского 1975 г. по кафедре (специальности) «средства обнаружения и засечки ядерных взрывов»).
Интересен путь этой личности и до, и после назначения на должность начальника института. Окончив Академию РВСН (им. Ф.Э. Дзержинского), служил в одной из войсковых частей по специальности (сейсмический контроль за проведением испытательных ядерных взрывов), где проявил себя как изобретатель и рационализатор. С 1979 г. – младший научный сотрудник НИИ службы специального контроля МО СССР, 1983 г. – кандидат технических наук, Изобретатель СССР, с 1983 г. – старший научный сотрудник, с 1988 г. – начальник научно-исследовательской лаборатории ВНИИ ГОЧС. Участник ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС (1986) и Спитакского землетрясения (1988 г.). С марта 1991 г. – начальник отдела Государственного Комитета по чрезвычайным ситуациям России (ГКЧС России), с 1993 года – начальник научно-технического управления ГКЧС. В 1994 г. – доктор технических наук (тема: «Научно-методические основы оценки сейсмического риска и прогноза последствий разрушительных землетрясений в задачах спасения населения»), профессор. Заслуженный деятель науки Российской Федерации (1998). С 1995 г. – заместитель начальника департамента МЧС России, в 1997г. – начальник ВНИИ ГОЧС. В этом же году возглавил созданное на базе института Агентство МЧС России по мониторингу и прогнозированию чрезвычайных ситуаций. Заслуженный деятель науки Российской Федерации (1998), Почётный строитель России, лауреат премии Правительства РФ в области науки и техники (1999, 2001). В 1998–2004 гг. – директор Европейского центра управления риском природных и техногенных катастроф. В 2002 г. добился для ВНИИ ГОЧС статуса Федерального центра науки и высоких технологий . С 2002 г. по 2005 г. – руководитель созданной по его инициативе на базе ВНИИ ГОЧС кафедры «Высокие технологии предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций» в Московском физико-техническом институте (МФТИ). С 2003 г. по 2005 г. – член Научного совета при Совете безопасности РФ. О результатах его деятельности, как начальника института, достаточно подробно сказано в статье – Акимов В.А. и др. «ВНИИ ГОЧС: вчера, сегодня, завтра» // Технологии гражданской безопасности (ТГБ), 2011, № 4. Помнится, что с его приходом в институте расширился перечень направлений исследований и соответственно круг решаемых институтом задач. Добавилось направление проблем развития образовательных технологий в области безопасности жизнедеятельности. В 2004 г. было создано 6-е научное управление, в задачу которого входило развитие указанных технологий . Как следует из изложенного, начальник возымел всё, что делает человека, как бы, популярным и важным.
Трудно указать на какие-то сверх выдающиеся (по научной новизне и полезности) научные результаты, полученные институтом во время начальствования Михаила Андраниковича. Но именно при нём были разработаны: 1) проекты федеральной системы сейсмологических наблюдений и прогнозов землетрясений, глобальной геоинформационной системы; 2) мобильный комплекс оперативной оценки устойчивости и сейсмостойкости зданий и сооружений; 3) комплекс технико-информационных средств автоматизированной информационно-управляющей системы (АИУС РСЧС). В это время в институте оживилось изобретательское творчество сотрудников.
Будучи начальником института, им издано (в основном в соавторстве) несколько десятков книг (монографий, учебных пособий), около сотни научных статей и текстов докладов на конференциях.
Представляется, что начальник чрезмерно много уделял внимания искусственному повышению научной статусности института, созданию агентств, больших научных коопераций. В сущности, он обрекал работу института на координирующую, отнюдь не на предметную изыскательскую исследовательскую деятельность. Институт становился как бы «сборочным цехом».
Помнится, при Шахраманьяне возникло связанное с принятием Коллективного договора обострение отношений между руководством института и профсоюзной организацией, возглавляемой Николаем Никитовичем Шевченко (полковник в отставке, член Союза писателей СССР) [11]. На профсоюзных собраниях интересы руководства, надо сказать, крайне некорректно защищал заместитель начальника института полковник Зенцов И.И. На одном из собраний с критикой поведения полковника выступил автор настоящего сайта (А.Костров). Это послужило основанием для значительной задержки назначения А. Кострова на должность ведущего научного сотрудника. Начальнику управления полковнику Вангородскому С.Н. пришлось несколько раз обращаться к начальнику института с рапортом о назначении. Тормозил назначение, в сущности, вышеупомянутый заместитель Зенцов [12].


[11] В те годы профсоюзная организация института активно защищала социальные интересы работников. В настоящее время она всего лишь формально существует.

[12] Сноска на доработке.


Складывалось впечатление что начальник был большим патриотом нашего Отечества. На торжествах с застольем он настойчиво призывал всех присутствующих исполнить песню «Летят перелётные птицы» (… Не нужен мне берег турецкий и Африка мне не нужна …) – муз. М. Блантера, сл. М. Исаковского.
А. Костров с большим удивлением и определённым сожалением воспринял увольнение М.А. Шахраманьяна в 2005 г. с должности начальника ВНИИ ГОЧС (ФЦ) [13]: он же, как и А.Костров – выпускники ВИА им. Ф.Э. Дзержинского (ныне ВА РВСН им. Петра Великого) [14].


[13] В это время Министром МЧС России являлся С.Г. Шойгу. В министерстве по этому поводу говорили: «Он его породил, он его и убил».

[14] Конкретные причины увольнения автору неизвестны, возможно это было связано с делом Зенцова. Кстати, после увольнения институт длительное время судился с уволенным начальником по делу нарушения авторских прав.


На освободившуюся должность начальника института в 2005 году был назначен полковник (в последующем – генерал-майор) Кудрин Александр Юрьевич. По базовому образованию военный химик, выпускник Костромского высшего военного командного училища химзащиты и Академии химзащиты им. Тимошенко. В системе МЧС — с 1995 г.: старший офицер штаба ГО в г. Архангельск, с 1997 г. – начальник отдела РХБЗ управления ГОЧС САО г. Москвы, с 2001 и до 2005 г. – начальник Центра мониторинга и прогнозирования чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера.
При его начальствовании в институте проводились научно-исследовательские работы (НИР) по таким основным направлениям: 1) совершенствование РСЧС; 2) развитие нормативной правовой базы в области обеспечения безопасности населения, критически важных (КВО) и потенциально опасных (ПОО) объектов; 3) совершенствование государственного надзора и контроля в системе МЧС России; 4) формирование культуры безопасности, создание базовых кафедр в области обеспечения культуры безопасности. В 2006 г. начали создавать филиалы ФГБУ ВНИИ ГОЧС (ФЦ) в Федеральных округах РФ, которые в последующем были ликвидированы.
Опыт Александра Юрьевича в части организации и выполнения институтом научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ (НИОКР), надо признать, был малым. Проявлял себя как доступный для рядовых работников, начальник, уделял большое внимание самодеятельности молодых сотрудников, в частности созданию клуба весёлых и находчивых (КВН), организации масштабных проведений праздников.

Ретроспективный взгляд на деятельность ВНИИ ГОЧС и его руководителей

Начальник института генерал-майор Кудрин Александр Юрьевич (пятый справа) с командой КВН ВНИИ ГОЧС (фотография из 4-хтомного издания «ВНИИ ГОЧС: комплексные решения проблем безопасности (40-летию института посвящается)»/ Под общ. ред. В.А. Акимова, 2016 г.

Но этого, судя по всему, оказалось недостаточно. Александр Юрьевич и его заместители были уволены в 2008 году. Министром МЧС России в это время был С.К. Шойгу.
Должность начальника ФГБУ ВНИИ ГОЧС (ФЦ) в 2008 г. занял полковник (в последующем – генерал-майор) Акимов Валерий Александрович, доктор технических наук, профессор, Заслуженный деятель науки Российской Федерации (до этого – начальник Центра стратегических исследований гражданской защиты МЧС России (ЦСИ ГЗ МЧС России), 2002–2008 гг.; а ещё до этого – начальник научного управления, заместитель начальника ВНИИ ГОЧС по научной работе). Базовое образование – инженер-математик (Военная инженерно-космическая академия им. А.Ф. Можайского, специальность – «Математическое обеспечение АСУ», вып. 1983 г.; Российская академия государственной службы при Президенте Российской Федерации, специальность – «Государственное управление и национальная безопасность», вып. 1999 г.). В Интернете можно обнаружить блогерские заявления, что В.А. Акимов – ставленник Министра МЧС России Сергея Кужугетовича Шойгу (ныне Министр обороны РФ). Представляется, что непосредственным покровителем Валерия Александровича был первый заместитель Министра МЧС России Воробьёв Юрий Леонидович, ныне Заместитель Председателя Совета Федерации. Общепризнано, что именно эти лица являются основоположниками в организации общегосударственной чрезвычайной защитно-спасательной службы России (МЧС России).

Ретроспективный взгляд на деятельность ВНИИ ГОЧС и его руководителей

Сибиряки Герои России – инженер-строитель С.К. Шойгу (справа) и инженер-металлург Ю.Л. Воробьёв (фото из журнала «Гражданская защита»)

В период начальствования В.А. Акимова институт организационно значительно расширился. Он включал в себя 8 научно-исследовательских центров (НИЦ): 1-й – «Проблем развития гражданской обороны»; 2-й – «Проблем защиты населения и территорий от ЧС природного и техногенного характера»; 3-й – «Проблем развития технических средств и технологий; 4-й – «Культуры безопасности жизнедеятельности»; 5-й – «Проблем развития информационно-коммуникационных технологий»; 6-й – «Проблем управления рисками»; 7-й – «Инновационного развития и координации деятельности»; 8-й – «Российское отделение Российско-Белорусского информационного центра», а также «Редакционно-издательский центр», «Центр мультимедийных технологий», «Службу правового обеспечения», «Центр поддержки принятия решений, девять филиалов ФГБУ ВНИИ ГОЧС (ФЦ). Наряду с указанными подразделениями. институт имел следующие штатные отделы обеспечения его деятельности: кадров, общий, финансовый, финансового планирования, организации контрактной работы, защиты государственной тайны, сопровождения НИОКР, юридический, материально-технического обеспечения, множительных и типографских работ, автоматизации научных исследований, библиотеку.

Ретроспективный взгляд на деятельность ВНИИ ГОЧС и его руководителей

Научная структура института, включающая 8 НИЦ (26 НИО) и 9 филиалов института (из открытого официального источника)

Как следует из наименований указанных научных и полунаучных центров, тематика исследований и деятельности института была достаточно широкой. В последующем некоторые подразделения либо были ликвидированы (7-й и 8-й центры, центр мультимедийных технологий, филиалы ВНИИ ГОЧС, либо сокращены (редакционно-издательский центр).
В историческом очерке «ВНИИ ГОЧС: комплексные решения проблем безопасности», том 1, 2016 г. указано, что:
          под научным руководством Акимова В.А.:
– реализованы базовые и приоритетные направления научно-технической политики МЧС России, а именно: развиты общая теория безопасности и прикладные методы анализа и управления риском чрезвычайных ситуаций;
– создано научно-методическое обеспечение: государственной политики в области ГО и ЗНТЧС; нормативно-правового регулирования в сферах ответственности МЧС России; формирования культуры безопасности жизнедеятельности;
– разработаны технологии и технические средства, отмеченные призами и дипломами на различных отечественных и международных выставках и салонах;
          при непосредственном руководстве Акимова В.А.:
– подготовлено и проведено более двадцати международных научно-практических конференций по проблемам исследования рисков в политической, экономической, социальной, научно-технической и природно-техногенной сферах;
          лично Акимовым В.А.:
– создана широко известная в стране и за рубежом научная школа по разработке теоретических основ и прикладных методов исследования кризисов и катастроф современной цивилизации (основные результаты данных исследований опубликованы в монографиях, научно-методических трудах) [15].


[15] По данным исторического очерка, у автора более 350 научных трудов, в том числе более 30 монографий и 15 учебников. Он Лауреат премии Правительства Российской Федерации в области науки и техники за 1999 год, премии МЧС России «за комплекс научно-исследовательских работ по созданию объединённых систем оперативно-диспетчерского управления в чрезвычайных ситуациях». Имеет Государственные награды: медаль ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени, медаль «В память 850-летия Москвы», медаль Жукова от Сажи Умалатовой, многие ведомственные награды МЧС России, Минобороны России, МВД России, МЧС Республик Беларусь, Казахстан и Кыргызстан. Когда обнаруживаешь в этом списке награды от Сажи Умалатовой, возникает чувство некоторого разочарования.


В указанном историческом очерке отмечено также, что Акимов В.А. активный участник педагогической деятельности. В 2002 году им создана базовая кафедра МЧС России в МАТИ – РГТУ им. К.Э. Циолковского «Природная и техногенная безопасность и управление риском», которую он возглавляет и которая готовит профессиональные кадры с высшим образованием по специальности «Безопасность жизнедеятельности в техносфере», а также научные кадры высшей квалификации по специальности «Безопасность в чрезвычайных ситуациях». Он является: действительным членом ряда международных и национальных научных академий; председателем Совета главных конструкторов АИУС РСЧС; вице-президентом Российского научного общества анализа риска; главным редактором международного научно-практического журнала «Чрезвычайные ситуации: образование и наука»; членом редакционных коллегий научных журналов «Проблемы анализа риска», «Управление риском», «Проблемы безопасности и чрезвычайных ситуаций», «Технологии гражданской безопасности», «Научные и образовательные технологии предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций»; членом научных советов Совета безопасности РФ, ВПК при Правительстве РФ, ОАО «Газпром» и МЧС России; заместителем председателя Экспертного совета МЧС России; председателем диссертационного совета при ФГБУ ВНИИ ГОЧС (ФЦ); членом диссертационного совета при АГЗ МЧС России.
В обычных отношениях с сотрудниками Валерий Александрович проявлял демократичность, был вполне доступным для рядовых работников института.

Ретроспективный взгляд на деятельность ВНИИ ГОЧС и его руководителей

Возвышенный призыв начальника, обращённый к личному составу института (фото из 4-хтомного издания «ВНИИ ГОЧС: комплексные решения проблем безопасности (40-летию института посвящается)»/ Под общ. ред. В.А. Акимова, 2016. Почти как Первый секретарь ЦК КПСС Н.С. Хрущев на XXII cъезде КПСС (1962)

Ретроспективный взгляд на деятельность ВНИИ ГОЧС и его руководителей

После восторженного призыва редакторы издания представили начальника как коренного артели бурлаков из картины художника Ильи Репина «Бурлаки на Волге» (фото из того же 4-хтомного издания). Ну на что только не способны лесть и подхалимаж!
При В.А. Акимове регулярно проводились собрания личного состава института, на которых обсуждались результаты деятельности его научно-исследовательских центров. Одним из важных показателей эффективности работы научного подразделения (научного центра) института являлся объём финансовых средств по договорам внебюджетной деятельности, заключенным Центром с внешними заказчиками. Характер тематики и качество исследований на общих собраниях не обсуждались. Главное состояло в том, чтобы центр-исполнитель своевременно сдал отчёт заказчику. Многие работы «по внебюджетке» выполнялись в недопустимо короткие сроки. При отсутствии у исполнителя научного задела по предмету исследования такие исследования граничат с профанацией (в советские времена подобные деяния назывались «халтурой»). Говорить о наличии в результатах таких работ существенной полезной новизны бессмысленно. Тем не менее наиболее «предприимчивые» научные центры института в хорошие годы имели от «внебюджетки» десятки миллионов рублей. Средняя статистическая зарплата штатного сотрудника центра, участвующего во «внебюджетных» НИР, достигала несколько млн рублей в год. Далеко не все штатные сотрудники участвовали во внебюджетных работах. Руководство центров воздерживалось от привлечения к внебюджетным работам пенсионеров, которые, как правило, выполняли бюджетные работы (в обиходе эти работы называли «бесплатными»). Внебюджетные работы выполнялись членами специально создаваемых временных трудовых коллективов (ВТК) обычно в течение рабочего дня, что предопределяло дискриминацию труда работников, не участвующих в выполнении внебюджетных работ. А. Костров за более чем 25-тилетнюю работу во ВНИИ ГОЧС участвовал всего лишь в одной внебюджетной НИР со сроком её выполнения около полугода. За неё он как ответственный исполнитель получил немногим более 100 тысяч рублей. Его средняя месячная зарплата составляла меньше половины средней месячной зарплаты работника института (82,3 тысячи рублей), которая указана в статье начальника В.А. Акимова «Основные итоги деятельности института в 2009–2015 г. и перспективы развития на 2016–2021 годы» (ВНИИ ГОЧС: комплексные решения проблем безопасности (40-летию института посвящается). В 4-х т., т. 3 – Научные статьи/ Под общ. ред. В.А. Акимова. – М.: ФГБУ ВНИИ ГОЧС (ФЦ), 2016, с. 3–19). Участие работника во внебюджетных работах существенно повышало его среднюю зарплату. Помнится, на одном из собраний личного состава института его начальник сообщил, что средняя зарплата самого высокооплачиваемого работника института по сравнению с зарплатой самого низкооплачиваемого работника разнится приблизительно в 20 раз. Это было как бы определённым неудовлетворением по отношению к сложившейся ситуации и предостережением для руководства института.
В настоящее время трудно назвать истинную причину увольнения В.А. Акимова с должности начальника института, произошедшего в декабре 2016 г. (при Министре МЧС России В.А. Пучкове). По отчётным докладам о деятельности института, которые регулярно делались на собраниях личного состава института, всё обстояло достаточно благополучно. По-видимому, причиной увольнения явилось упоминаемое выше осуждение за растрату бюджетных средств. Через некоторое время последовали: увольнение с должности заведующего кафедрой в Авиационном институте, потеря поста председателя Учёного совета института и другие неприятные для него административные меры. Ему удалось удержаться в родном институте и продолжить научную работу.
На освобождённую должность (декабрь 2016 г.) ВрИДом начальника ФГБУ ВНИИ ГОЧС (ФЦ) был назначен полковник в запасе кандидат технических наук доцент Чириков Алексей Григорьевич (с марта 2017 г. он начальник ФГБУ ВНИИ ГОЧС (ФЦ)). Назначение, со слов Алексея Григорьевича, произошло по ночному звонку Министра МЧС России В.А. Пучкова.
Алексей Григорьевич родился 17.06.1959 г. в Москве. Окончил Московское высшее командное училище дорожных войск (1980), проходил службу на инженерных и командных должностях Туркестанского военного округа (1980-1989). Окончил Военно-инженерную академию им. В.В. Куйбышева (1991) и адъюнктуру этой же академии (1994), по окончании которой защитил кандидатскую диссертацию на тему: «Пути повышения эффективности спасательных работ при обрушении зданий». Начальник кафедры инженерной защиты населения и территорий АГЗ МЧС России (1998–2000), начальник научно-исследовательского отдела АГЗ (2000–2004), заместитель начальника Института развития МЧС России (2004–2009), начальник кафедры гражданской защиты АГЗ МЧС России, профессор Института развития МЧС России, ученый секретарь Ученого Совета АГЗ МЧС России. За короткое время его нахождения на должности начальника ФГБУ ВНИИ ГОЧС (ФЦ) каких-то заметных перемен в организации и методологии исследований в институте не произошло. На первом общем собрании личного состава института он высказал свои намерения скорректировать тематику исследований института, расширить её в направлении совершенствования гражданской обороны. Вместе с тем на одном из собраний личного состава института заявил о целесообразности возобновления исследований проблемы интеграции системы ГО и РСЧС. Как и предыдущие начальники, поддерживал расширение внебюджетных исследований, не являл собою кардинального перестройщика, железного командира по наведению казарменного порядка. Был доступен и прост в отношениях с работниками института. Проработал он на этой должности около двух с половиной лет.
14.07.2019 г. по заявлению о собственном желании оставить пост А.Г. Чириков уволен (при Министре МЧС России Е.Н. Зиничеве) с должности начальника института. Продолжает работу в МЧС России референтом одного из отделов Департамента гражданской обороны и защиты населения МЧС России, является активным членом рабочей группы, занимающейся подготовкой предложений по интеграции системы ГО и РСЧС.
На должность начальника института был назначен 15.07.2019 г. Горбатенко Игорь Вилорович. Окончил Ленинградское высшее общевойсковое командное училище им. С.М. Кирова (1983), служил в Вооруженных силах СССР на командных должностях (1983–1993). Окончил Военную академию имени М. В. Фрунзе (1993). Служил в Главных управлениях МЧС России по Краснодарскому и Алтайскому краям; центральном аппарате МЧС России; Северо-Западном региональном центре МЧС России (1993–2017). До назначения на должность начальника ФГБУ ВНИИ ГОЧС (ФЦ) – заместитель начальника этого института. Уволен 3.09.2019 г. и переведён опять на должность заместителя начальника института (при Министре МЧС России Е.НЗиничиве).
С 04.09.2019 г. институт возглавил Диденко Сергей Леонидович, генерал-лейтенант, суворовец, выпускник Харьковского высшего танкового командного училища и Военной академии бронетанковых войск им. Р.Я. Малиновского. В МЧС России – с 1994г.: начальник мобилизационной группы штаба по делам ГОЧС Белгородской области; участник боевых действий в Чеченской республике в составе Территориального управления ГОЧС (1995); начальник штаба, начальник управления по делам ГОЧС г. Шебекино Белгородской области; первый заместитель начальника Главного управления МЧС России по Белгородской области (2000–2006); заместитель директора Департамента тыла и вооружения МЧС России; первый заместитель начальника Приволжского регионального центра МЧС России (2008); директор Департамента гражданской защиты МЧС России; начальник Сибирского регионального центра МЧС России (2015–2019). На собрании личного состава института, на котором он был представлен как начальник института первым заместителем Министра МЧС России генерал-полковником Чуприяном А.П., Сергей Леонидович заверил генерал-полковника, что в ближайшее время он доложит о предпринятых мерах по устранению недостатков в работе института, высказанных руководством Министерства. Одновременно он поблагодарил Александра Петровича за рекомендацию (министру МЧС России Е.Н. Зиничеву) назначить его на должность начальника института.
На собрании личного состава 1 НИЦ ФГБУ ВНИИ ГОЧС 16. 09. 2019 г., в котором работал А. Костров, новый начальник института подверг серьёзной критике деятельность в текущем (2019-м) году передового 1 НИЦ (Развития гражданской обороны) института по целому ряду принципиальных вопросов планирования и выполнения НИР. По результатам доклада начальника Центра Сергей Леонидович отметил, что:
– большая часть выполняемых в текущем году Центром тем не актуальна (только к двум из девяти в этом отношении не возникает вопроса), в планировании тематики НИР необходимо непосредственное участие научных Центров, Центры должны отстаивать свою научную точку зрения;
– сформулированные на следующий год (2020-й) задачи Центра мало значимы, не соответствуют требованиям времени;
– ряд разработок, например, Автоматизированный программно-технический комплекс по планированию и проведению мероприятий гражданской обороны (АПТК ГО), не внедрены в регионах страны, в регионах АПТК ГО практически не знают;
– формируемую в Центре статистику о дорожно-транспортных происшествиях нельзя считать официальной (подобная официальная статистика формируется в МВД России), поэтому возникает вопрос о целесообразности формирования такой статистики силами нашего института (1 Центра);
– разработанная с участием Института «Система-112» при ликвидации природных пожаров и наводнений на Востоке страны оказалась неэффективной;
– имеются вопросы к реализации финансового стимулирования научных работников, осуществляемого в соответствии с «дорожной картой» [16] .


[16] Понятие «дорожная карта» фигурирует в Распоряжении Правительства РФ от 30 апреля 2014 г № 722-р «О плане мероприятий («дорожной карте») по изменению в отраслях социальной сферы, направленных на повышение эффективности образования и науки», принятом на основании Указа Президента РФ от 7 мая 2012г. № 597 «О мероприятиях по реализации государственной социальной политики».


Это была неудовлетворительная оценка. По нашему мнению, оценка правильная. Критика нового начальника воспринималась как желание существенно изменить организацию, планирование и проведение научных исследований в Институте. Он сообщил об утверждении в ближайшее время нового штатного расписания института, дав понять, что кадровое обеспечение исследований требует существенного улучшения. На этом же собрании автору настоящего сайта, как и некоторым другим сотрудникам, потребовалось объяснить начальнику института причины низкой эффективности их научной работы в 2019 г. [17], измеряемой количеством баллов на основании приказа начальника ФГБУ ВНИИ ГОЧС (ФЦ) от 01.06.2018г. № 86 «Об утверждении положения о порядке расчета выплат стимулирующего характера научным работникам». Этот приказ издан в соответствии с у поминаемой выше «дорожной картой».


[17] Пришлось сообщить, что в январе этого года автора постигли травма (перелом руки) и последующее значительное снижение гемоглобина, что обусловило стационарное лечение в течение более 2-х месяцев, да плюс проведение очередного (за 2019 г.) и неиспользованного в предыдущий год отпуска. Взятые практически подряд отпуска были использованы для реабилитации здоровья. В результате пришлось отсутствовать на рабочем месте около пяти месяцев.


На общем собрании личного состава института 1.10.2019 г. Сергей Леонидович заявил, что состояние деятельности института его не удовлетворяет. Эта оценка деятельности института совершенно не соответствует данным, изложенным в статье начальника института В.А. Акимова «Основные итоги деятельности института в 2009–2015 г. и перспективы развития на 2016–2021 годы» (ВНИИ ГОЧС: комплексные решения проблем безопасности (40-летию института посвящается). В 4-х т., Т. 3 – Научные статьи/ Под общ. ред. В.А. Акимова. – М.: ФГБУ ВНИИ ГОЧС (ФЦ), 2016, с. 3–19). Конечно, возникновение обозначенного «провала» в деятельности института можно отнести к периоду начальствования Л.Г. Чирикова (2016–2019 гг.). Но при нём, по нашим представлениям, не совершалось существенных преобразований, надо смотреть глубже.
В начале 2020 г. при новом начальнике института (С.Л. Диденко) научная структура института была существенно изменена, её основу стали составлять следующие 9 НИЦ:
1 «Оценки рисков и предупреждения чрезвычайных ситуаций»;
2 «Развития гражданской обороны»;
3 «Развития РСЧС»;
4 «Совершенствования защитных мероприятий»;
5 «Мониторинга, прогнозирования и анализа чрезвычайных ситуаций»;
6 «Развития технических средств и технологий»;
7 «Развития систем спасания на водных объектах»;
8 «Развития систем связи, оповещения и подготовки населения»;
9 «Лабораторных исследований и испытаний».
3, 5, 7 и 9-й НИЦ – это новые Центры. Особо следует отметить создание отдельных 3 и 9-го Центров. Оно означает признание: 1) важнейшей роли Единой государственной системы предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций (РСЧС) в деле защиты населения и территорий от ЧС и потребностей по её совершенствованию; 2) необходимости значительного расширения экспериментальных исследований в области технологий ЗНТЧС.
Центры стали иметь меньшее число НИО (2–3 НИО), за исключением 9 НИЦ, который включает большее число отделов.
Как будет реально усилена деятельность института (как Центра высоких технологий), время покажет.
Следует заметить, уже в середине 2020 г. начальник поставил задачу предметно установить научно-квалификационный уровень исследовательского состава института, который в последнее время заметно понизился (особенно по числу докторов и кандидатов наук), а также разработать оптимальную систему материального (финансового) стимулирования труда научных работников.