Школа


«Школа! Какое приятное и вдохновляющее чувство вызывает это простое слово. На устах и в сердцах при этом слове возникает приятная улыбка и радость.

Мне невольно вспоминаются свои первые учителя…»

Сулейманов Рафаэль – выпускник 1946г. Метелевской школы Башкирии

Об организации школьного образования в СССР

Школьное образование Толи Кострова началось с 1-го класса в 1940-м году в сельской начальной школе в селе Воротилово и закончилось 10-м классом средней общеобразовательной школы в 1950-м году в селе Рамешки Калининской (Тверской) области. Как-то так получилось, что Толю приняли в первый класс в возрасте, когда ему ещё не было восьми лет, хотя в то время ещё действовало правило приёма в возрасте восьми и более лет.
Организация школьного обучения осуществлялась в соответствии с принципами и установками, сформулированными в 1903 году в Программе РСДРП: бесплатное обязательное образование детей обоего пола до 16 лет; ликвидация сословных школ и ограничений в образовании по национальным признакам; отделение школы от церкви; обучение на родном языке. Эти принципы были развиты и юридически закреплены в принятых в 1918-1919 годах декретах Совета Народных Комиссаров РСФСР, которыми практически были: запрещены частные школы и преподавание в учебных заведениях какого бы то ни было вероучения и исполнение обрядов религиозного культа; учреждены бесплатное и совместное обучение детей обоего пола; отделены школы от церкви, а церковь от государства; отменены физические наказания детей; даны права национальностям обучать в школах на родном языке; созданы учреждения общественного дошкольного воспитания детей.
26 декабря 1919 года было установлено, что всё население страны в возрасте от 8 до 50 лет, не умевшее читать или писать, обязуется обучаться грамоте на родном или русском языке (по желанию).
В 1930 году введено всеобщее обязательное начальное обучение.
Постановлением ЦК ВКП(б) от 25 августа 1932 г. «Об учебных программах и режиме в начальной и средней школе» одобрены новые предметные программы, осуждены коллективные сдачи экзаменов и зачетов, урок объявлен основной формой организации учебного процесса, выдвинуты требования создания и использования стабильных учебников.
С 1932-33 учебного года школа-семилетка становится единой общеобразовательной школой для города и деревни. В учебно-воспитательном процессе, как ни странно, стали меньше уделять внимания трудовому воспитанию и политехнической направленности (в конце 30-х годов труд изымается из учебного плана и программ общеобразовательной школы, а школьные мастерские ликвидируются). Объясняется это, по-видимому, строгой ориентацией общеобразовательной школы в эти годы на подготовку человеческого ресурса для профессионально-технических учебных заведений, в которых политехническое образование и трудовое воспитание должны были быть приоритетными.
В 1934 г. постановлением ЦК ВКП(б) и Совнаркома СССР «О структуре начальной и средней школы в СССР» определена унифицированная структура школьного образования с преемственностью ее ступеней, установлены: начальная школа (1-4 классы); неполная средняя школа (5-7 классы); полная средняя школа (8-10 классы). В постановлении указывалось о коренном изменении учебно-воспитательной работы школ, осуждён метод проектов [1].


[1] – Этот метод появился в начале прошлого века (авторы – американские ученые Дьюи и Килпатрик). Его сущность – обучать на активной основе, через практическую деятельность ученика, ориентируясь на личный интерес и жизненную востребованность полученных знаний. Основной тезис метода: “Я знаю, для чего мне надо все, что я познаю. Я знаю, где и как я могу это применить”. В наше время метод проектов имеет большую популярность.


В 1936 г. постановлением ЦК ВКП(б) «О педологических извращениях в системе Наркомпроса» запрещена педология [2], а вместе с ней и использование различных тестов в исследовании детей. Педология была объявлена лженаукой.


[2] – Педология (от греч. παιδός —дитя и греч. λόγος — наука) — направление в науке, ставившее своей целью объединить подходы различных наук (медицины, биологии, психологии, педагогики) к развитию ребёнка. Термин устарел и в настоящее время имеет лишь историческое значение. Полезные научные результаты педологии были переняты детской психологией.


В 1940 г. вышло постановление СНК СССР «Об установлении платности обучения в старших классах средних школ и в высших учебных заведениях СССР и об изменении порядка назначений стипендий», согласно которому с 1 сентября 1940 года вводилось платное обучение в 8-10 классах средних школ, техникумах, педагогических училищах, сельскохозяйственных и других специальных средних заведениях, а также высших учебных заведениях [3] (платное обучение в СССР было отменено 10 мая 1956 г. – времена Н.С. Хрущёва).
В 1944-45 учебном году введены: обучение детей с 7 лет (а не с 8 лет как было ранее); пятибалльная цифровая система оценок; сдача выпускных экзаменов за 4-й и 7-й классы; экзамен на аттестат зрелости средней школы (десятилетки); награждение золотыми и серебряными медалями отличившихся учащихся – выпускников десятилетки.


[3] – Для учащихся 8-10 классов средних школ и других указанных заведений плата составляла от 150 до 200 рублей в год. Обучение в вузах стоило от 300 до 500 рублей в год.


Справедливости ради, следует сказать, что структура организации среднего общего образования (как и профессионального образования) была разработана в процессе реформ 1915-16 годов в царской России как составная часть системы общего образования, предусматривающего:
1) 3-4 — летнее начальное образование;
2) 4-летнее посленачальное образование (первые четыре класса гимназий, курс высших начальных училищ или соответствующих профессиональных учебных заведений);
3) 4-летнее полное среднее образование (последние классы гимназий или профессиональных средних учебных заведений);
4) образование в высших учебных заведениях университетского или специального типа;
5) образование для взрослых (особенно ускоренно реализовывалось после принятия в 1914 году «сухого закона»).
В последние десять лет царской власти начал реализовываться «национальный проект» – программа строительства «школьных сетей», в частности, сетей школьных зданий по всей стране, обеспечивших доступность школ для всех детей Империи с радиусом 3 версты (1 верста = 1, 0668 км). Кстати, в сороковые годы прошлого века до Воротиловской семилетней школы, в которой учился А. Костров, ученикам из некоторых деревень (например, из деревни Гоголиха, по дороге) приходилось преодолевать путь в школу в один конец около 7 километров.
При создании советской средней школы так или иначе был использован опыт реформирования дореволюционной российской средней школы. Это подтверждает хотя бы факт признания трёхступенчатой школы и основных задач, решаемых ступенчатыми школами. Трёхступенчатость школы объективно определяется тремя основными возрастными этапами развитая ребенка: детством, отрочеством, юностью. Эти этапы развития у многих народов традиционно определяют и три ступени средней общеобразовательной школы. В некоторых странах признаны иные школьные системы. Конечно, этот вопрос в большой степени зависит от социально-экономических предпосылок, уклада жизни народа, воззрений правящих политических сил на жизненное благополучие своего населения.
Система среднего общего образования СССР явилась основой для развития системы среднего общего образования новой России. Структуры этих систем преемственны:

1-я ступень – начальная (1 – 4 классы: так было в СССР, так есть и в настоящее время в России) ;
2-я ступень – ступень неполного среднего образования (в СССР – 5-7 классы (семилетка), в России – основная средняя общеобразовательная школа – 5-9 классы (девятилетка));
3-я ступень – старшая ступень (в СССР – 8-10 классы (десятилетка), в России — средняя общеобразовательная школа – 10 — 11 классы).
Концепции образовательных ступеней предусматривали:
1-я ступень обеспечивает становление личности ребенка, раскрывает его способности, формирует желание и умение учиться, помогает приобрести прочные навыки чтения, письма, счета, опыт общения с ровесниками и старшими.
2-я ступень образования является базовой, призвана обеспечить системные знания, умения и навыки, необходимые для продолжения среднего общего и начала среднего профессионального образования, включения личности в жизнь общества, а также развитие ее творческих качеств, воспитание национального самосознания и общечеловеческой морали.
3-я ступень обеспечивает завершение общеобразовательной подготовки учащихся на основе такого уровня знаний, умений и навыков, которые свидетельствуют о формировании полноправного и ответственного гражданина, способного к самообразованию, самовоспитанию, к гармоничному отношению к окружающей среде.
Следует заметить, что существующее в России государственное дошкольное воспитание и обучение, представляющее собой подготовительный этап начального образования детей, практически для сельской местности в СССР реализовано не было. О таком институте государство заявило лишь в 1984 году [4].
В СССР, в соответствии с общими государственными установками, средняя общеобразовательная школа должна была: способствовать умственному, нравственному, и физическому развитию личности; формировать у личности коммунистическое мировоззрение и гуманистическое отношение к людям труда; готовить личность к обязательной трудовой жизни, к ответственности за будущее страны и человеческой цивилизации.
Критики среднего общего образования в СССР, заявлявшие, что «Неизбежным следствием превращения школы в государственное, бюрократическое учреждение стало функционирование ее в режиме единообразия, единомыслия и единоначалия, реализуя основную социально-педагогическую установку административно-командной системы по формированию «винтиков» этой системы, школа вступила на путь всеобщего усреднения личности. Тем самым она лишила не только личность, но и самое себя способности к развитию, что объективно вело к подрезанию интеллектуальных корней нации» [5] были, наверное, в немалой степени правы. Но вряд ли будет правильным распространять это высказывание на организацию среднего образования (школы) в СССР в тридцатые и сороковые годы 20-го века. Да, политическое руководство страны допустило, как следует из вышеизложенного, значительные ошибки в области образования и науки. И тем не менее нельзя не отметить, что среднее школьное образование в эти годы становилось более системным: были введены обязательные для всех учебных предметов программы с точно очерченным кругом необходимых знаний, умений и навыков; установлена классно-урочная организация учебных занятий; введены твердые расписания занятий; установлен индивидуальный учет знаний учащихся по словесной системе (очень плохо, плохо, посредственно, хорошо, отлично); закреплена руководящая роль учителя в классе; усилено управление в образовательной системе. Эта система с незначительными изменениями просуществовала до 80-х годов 20-го века. В ней в сущности учился и формировался А.В. Костров.


[4] – См. постановление Совета Министров СССР от 12.04.1984 № 317 «О дальнейшем улучшении общественного дошкольного воспитания и подготовке детей к обучению в школе», декларирующее целесообразность создания в сельской местности учебно-воспитательных учреждений «Школа – детский сад».
[5] – http://www.bim-bad.ru/docs/conception_of_general_education_1988.pdf


Воротиловская начальная школа (1940-1944)

Школа располагалась в обычном деревенском доме в селе Воротилово, сохранившимся до сих пор. В школе работали две учительницы, одна из которых учила мальчиков и девочек 1-го и 3-го классов, а другая – мальчиков и девочек 2-го и 4-го классов.

Храм Знаний

На фотографии А.В. Костров. 31 мая 2015 г., с. Воротилово. Прошло почти 75 лет как ученик 1-го класса Толя Костров вошёл в этот ХРАМ ЗНАНИЙ, начал и окончил в нём Воротиловскую начальную школу. К сожалению, нет детских фотографий тех лет. Тогда у людей не было индивидуального интереса запечатлевать важные моменты своей жизни, учёбы и деятельности (не до этого было, да и техника фотографирования была громоздкой).

Первой учительницей Толи Кострова, также как и его дяди В.А. Кострова, была Анна Кондратьевна Смирнова (24.06.1898 — 14.12.1986, похоронена на Воротиловском кладбище). В год поступления Толи в школу Анне Кондратьевне исполнилось 42 года. Она была очень красивой женщиной, опытной учительницей и прекрасной воспитательницей. Несмотря на требовательность, ученики её любили и слушались, а родители учеников глубоко уважали.
Анна Кондратьевна осталась в памяти многих жителей соседних деревень, как первая учительница их самих, их детей, возможно, и внуков. У неё была семья, она воспитывала двух сыновей. Проживала в соседней деревне Старожилка, помнится, на хуторе. До школы она добиралась пешком за несколько километров по лесной дороге. Потом, после Великой Отечественной войны, её семья приобрела дом и переселилась в село Воротилово. В рамках данного государством права учителю бесплатно пользоваться квартирой, отоплением и освещением, местные власти в лучшем случае обеспечивали Анну Кондратьевну бесплатными дровами и керосином для освещения (государственной квартиры у неё не было).
В первые же дни учебного года она ознакомила первоклассников с «Правилами для учащихся», висевшими на стене классной комнаты (второй раз с ними ознакомили в семилетке после официального их утверждения 2 августа 1945 г.). Представляется, что эти Правила весьма актуальны и в настоящее время, поэтому приведём их на этом сайте. Вот их текст (цитируются по труду Е.Н. Медынского «Просвещение в СССР»):

«Каждый учащийся обязан:

1. Упорно и настойчиво овладевать знаниями для того, чтобы быть образованным и культурным гражданином и принести как можно больше пользы советской Родине.
2. Прилежно учиться, аккуратно посещать уроки, не опаздывать к началу занятий в школе.
3. Беспрекословно подчиняться распоряжениям директора школы и учителей.
4. Приходить в школу со всеми необходимыми учебниками и письменными принадлежностями. До прихода учителя приготовить всё необходимое для урока.
5. Являться в школу чистыми, причёсанными и опрятно одетыми.
6. Содержать в чистоте и порядке своё место в классе.
7. Немедленно после звонка входить в класс и занимать своё место. Входить в класс и выходить из класса во время урока только с разрешения учителя.
8. Во время урока сидеть прямо, не облокачиваясь и не разваливаясь; внимательно слушать объяснения учителя и ответы учащихся; не разговаривать и не заниматься посторонними делами.
9. При входе в класс учителя, директора школы и при выходе их из класса приветствовать их, вставая с места.
10. При ответе учителю вставать, держаться прямо, садиться на место только с разрешения учителя. При желании ответить или задать учителю вопрос — поднимать руку.
11. Точно записывать в дневник или особую тетрадь то, что задано учителем к следующему уроку, и показывать эту запись родителям. Все домашние уроки выполнять самому.
12. Быть почтительным с директором школы и учителями. При встрече на улице с учителями и директором школы приветствовать их вежливым поклоном, при этом мальчикам снимать головные уборы.
13. Быть вежливым со старшими, вести себя скромно и прилично в школе, на улице и в общественных местах.
14. Не употреблять бранных слов и грубых выражений, не курить. Не играть в карты на деньги и вещи.
15. Беречь школьное имущество. Бережно относиться к своим вещам и к вещам товарищей.
16. Быть внимательным и предупредительным к старикам, маленьким детям, слабым, больным, уступать им дорогу, место, оказывать всяческую помощь.
17. Слушаться родителей, помогать им, заботиться о маленьких братьях и сестрах.
18. Поддерживать чистоту в комнатах, в порядке содержать свою одежду, обувь, постель.
19. Иметь при себе ученический билет, бережно его хранить, не передавать другим и предъявлять по требованию директора и учителей школы.
20. Дорожить честью своей школы и своего класса, как своей собственной.
За нарушение правил учащийся подлежит наказанию, вплоть до исключения из школы».
В соответствии с действовавшим в то время «Учебным планом начальной школы РСФСР» учебный день включал (в каждом классе) 4 урока (неделя — 24 часа). Урок длился 45 минут. Между уроками были перемены (в основном, чтобы перекусить тем, что ученик принёс с собой — школьных завтраков не было, сходить в туалет, который располагался в сенях дома). Сигнал о начале и окончании уроков подавал колокольчиком школьный сторож-истопник – как в кинофильме Марка Донского «Сельская учительница». Потом, после выхода этого фильма на экраны страны в 1947 году, возникало чувство значительного сходства Анны Кондратьевны Смирновой с сельской учительницей Варварой Васильевной Мартыновой, образ которой талантливо создала Вера Марецкая.
Упомянутый выше план предусматривал обучение по следующим предметам:
1) чистописание (1-й класс);
2) родной язык и литературное чтение (для нерусских национальностей и народностей);
3) русский язык и литературное чтение;
4) арифметика;
5) естествознание (ныне – природоведение);
6) история;
7) география;
8) пение (ныне — музыка);
9) рисование (ныне — изобразительное искусство);
10) физкультура.
Не помнится, чтобы в Воротиловской начальной школе изучался иностранный язык. Учащиеся, не освоившие учебные программы, оставлялись на повторный курс обучения. Перевод в следующий класс в первых трёх классах производился на основании годовых отметок, переводные экзамены не проводились.
В 40-е годы прошлого века никакой дифференциации обучения в начальной школе с учетом склонностей и способностей детей не было. Учились строго по единой программе с использованием единых учебников. Факультативные занятия в части физического, эстетического и трудового воспитания (спортивные игры, музыка, художественный труд и другие) не проводились. Рядом со школой не было даже простейшей спортивной площадки. По существу, деревенские дети не знали что такое футбольный, баскетбольный или волейбольный мяч. Спортивным развлечением была игра в русскую лапту, в основном в день Пасхи (несмотря на то, что государство было атеистическим, в христианских деревнях этот праздник отмечали всегда). Наверное, считалось, что в физическом отношении крестьянские дети достаточно нагружены в повседневной жизни семьи круглый год. Выше говорилось, что Толя Костров уже во 2-м классе приходил к дедушке в кузницу, чтобы качать меха и помогать ему в кузнечной работе. Так что он действительно не испытывал недостатка в однообразной деревенской физической нагрузке. Кстати, это потом (и в средней школе, и в военном училище) проявилось с очевидностью: он мог поднимать большой груз (имел хорошую становую силу), результативно прыгать в длину, бегать на большие дистанции, но был слабо подготовленным в гимнастике, не умел играть ни в волейбол, ни в баскетбол, ни в футбол. К хорошо играющим в эти игры своим сверстникам (особенно в училище) А. Костров испытывал по-хорошему некоторую зависть.
Успеваемость и поведение Толи в школе в основном контролировала его мама, редко интересовался дедушка. Бабушка часто спрашивала, не ругает ли внука Анна Кондратьевна (она её хорошо знала как учительницу сына – Василия). В этой связи хочется рассказать про случай, когда Толя и его одноклассник сосед Вася Захаров договорились в сентябрьские росистые дни ходить в школу босиком (без обуви и носков), наверное, с целью сохранения обуви. Анна Кондратьевна сразу же заметила эту аномалию и сказала: «Босиком в школу ходить нельзя, передайте своим родителям». Чтобы не беспокоить маму, об этом пришлось сообщить бабушке, которая слегка пожурила и сказала: «Передай Анне Кондратьевне, что подобное больше не повторится, попроси прощения!». Указание бабушки было исполнено. Но семейный разбор этого случая всё равно состоялся.
К контролю посещаемости занятий, поведения и успеваемости семейные относились очень строго. В памяти сохранились следующие примеры. После занятия немцами города Калинина (17.10.1941 г.) в некоторых семьях, в том числе и семьях отдельных одноклассников Толи, появилось дезорганизующее настроение. Дети прекратили ходить в школу, хотя школа продолжала работать. Мать и дедушка заявили, что никаких послаблений не должно быть: в школу будешь ходить до тех пор, пока она будет работать (хотя в семье между собой говорили о возможной эвакуации).
Вспоминается также событие: при спуске на лыжах с кладбищенской горы в селе Воротилово Толя подвернул ногу и не мог ходить в школу. Около двух недель дедушка сажал его в санки и отвозил в школу, а по окончании занятий привозил домой.
Показательна воспитательная реакция матери на курение сына (в семье Костровых никто не курил). Возвращаясь однажды домой после уроков, Толя и другие косковско-горские мальчишки – ученики Анны Кондратьевны, несмотря на запрещение «Правилами», решили покурить. Об этом соседская девочка – одноклассница Толи сказала его маме. После этого с ним очень серьёзно поговорили в семье. На следующий день по дороге из школы Толя в отместку за ябедничество толкнул эту девочку. Последовало настоящее физическое наказание – мама на долгую-долгую память отпорола сына вожжами.
Что касается успеваемости, то здесь проблем не было. Толя учился ровно, получая хорошие и отличные отметки (сохранились почётные грамоты с изображением Ленина и Сталина). Не помнится, чтобы кто-то из семьи Костровых входил в Родительский комитет школы. Если возникали вопросы, обращались прямо к Анне Кондратьевне. Костровы очень берегли рабочее время.
Перед окончанием 4-го класса Анна Кондратьевна опросила учеников на предмет продолжения учёбы в Воротиловской семилетней школе. Почти все ученики класса заявили о переходе в семилетнюю школу. Можно сказать, что в эти годы у явного большинства родителей не было сомнений в необходимости получения их детьми семилетнего образования.
По окончанию 4-го класса состоялся выпускной экзамен, но вот не помнится, чтобы выпускникам школы вручили свидетельства об её окончании. А вопрос заключается в том, был ли в те годы в РСФСР единый бланк свидетельства об окончании начальной школы и вручалось ли оно выпускнику.
Как показало ознакомление в интернете со свидетельствами об окончании других начальных школ в РСФСР, официальный бланк свидетельства существовал и в него вписывались следующие предметы:
1) родной язык и литературное чтение (для нерусских национальностей и народностей);
2) русский язык и литературное чтение;
3) арифметика;
4) естествознание;
5) история;
6) география.
Учащийся 4-го класса, имеющий не более двух неудовлетворительных годовых отметок по основным предметам, держал проверочные переводные экзамены в конце учебного года. Получивший более двух неудовлетворительных отметок оставлялся на повторный курс в том же классе. Учащийся, допущенный к переводным испытаниям, но имеющий одну или две неудовлетворительные годовые отметки по основным учебным предметам, держал переводные испытания по этим предметам осенью [6].


[6] – Эти положения распространялись и на учащихся 5-х, 6-х, 8-х и 9-х классов.


С 1-го сентября 1944 года Толя Костров начал учёбу в Воротиловской семилетней школе.

Воротиловская семилетняя школа (1944-47)

Воротиловская семилетняя школа (ныне основная средняя общеобразовательная Косковско-Горская (Воротиловская)) школа находилась приблизительно в километре от села Воротилово, в одноэтажном деревянном здании, можно сказать, в лесу. В школе учились мальчишки и девчонки из деревень, наиболее удалёнными из которых являлись Гоголиха, Новенькая, Алёшино, Рамень. В каждой из указанных деревень были начальные школы. Расстояние, например, от Гоголихи до Воротилова (по дороге) составляло более 7 километров.
После Великой Отечественной войны должность директора Воротиловской семилетней школы занял участник войны, учитель по русскому языку и литературе Веселов Иван Кириллович, проживавший вместе с семьёй в селе Воротилово в бывшем поповском доме, расположенном непосредственно под кладбищенской горой на въезде в село. Его дочь Рая училась в одном классе с Толей Костровым. Семья Костровых хорошо знала Ивана Кирилловича (он учил Василия Кострова) и с почтением относилась к нему. Он был членом ВКП(б), очень простым в отношениях с людьми, в общем, являл собой настоящего народного учителя. Помнится, однажды, сразу после войны, он зашёл к деду в кузницу и они продолжительное время говорили на какую-то серьёзную тему.
Семилетняя школа представляла собой неполную среднюю общеобразовательную школу [7]. Такие школы появились в начале 20-х годов прошлого века. Городские семилетние школы называлась фабрично-заводскими семилетками (ФЗС), сельские семилетние школы – школами крестьянской молодёжи, затем школами колхозной молодёжи (ШКМ). Как говорилось выше, в 1934 г. постановлением ЦК ВКП(б) и Совнаркома СССР «О структуре начальной и средней школы в СССР» были учреждены 3 типа общеобразовательных школ: начальная (1—4-й классы), неполная средняя (1—7-й классы) и полная средняя (1—10-й классы).


[7] – С введением в 1958 г. всеобщего обязательного 8-летнего образования эти школы были преобразованы в восьмилетние.


Обучение в семилетней школе было бесплатное, в отличие от обучения в старших (8 – 10-м) классах полной средней школы.
Прошло много времени, как А. Костров окончил Воротиловскую семилетнюю школу. Тем не менее, интерес получить ответ на вопрос, чему же учили в этой школе, не пропал. В свидетельстве об окончании школы, подписанном директором школы и учителями, указаны следующие предметы [8]:
русский язык и литературное чтение;
арифметика;
алгебра;
геометрия;
естествознание;
история;
Конституция СССР;
география;
физика;
химия;
иностранный язык (немецкий).


[8] – В 1958 году из указанного перечня предметов исключена Конституция СССР, но включены физкультура и труд, в 1964 году русский язык отделён от литературного чтения, введены рисование и пение. В 1970 году литературное чтение стало называться литературой. В 1971 году естествознание превращается в биологию. В 1976 году перестаёт существовать арифметика, но появляются основы государства и права. В 1980 году пение становится музыкой, а рисование – изобразительным искусством.


Чтобы строже систематизировать представления об изучении каждого из указанных предметов, пришлось обратиться к упомянутому выше труду Е.Н. Медынского «Просвещение в СССР». В нём охарактеризованы цели изучения перечисленных предметов.
Русский язык и литературное чтение (5-й–7-й классы): 1) изучение систематического курса грамматики, орфографии и пунктуации; 2) ознакомление с лучшими образцами русской литературы, преследующее решение образовательных и воспитательных задач: выработка у учащихся социалистического отношения к труду, привитие любви к родине и своему народу, формирование чувства дружбы и товарищества.
Проводимое чтение по литературе представляло собой своего рода введение в курс истории литературы, изучаемый в 8-м–10-м классах. Оно (чтение) знакомило учащихся с нужными произведениями, доставляло информацию для разбора их содержания, позволяло приобретать навыки культурного изложения своих мыслей.
Арифметика изучалась более систематизировано, чем в начальной школе (заканчивалась в 6-м классе): повторялись действия с целыми числами, изучались обыкновенные и десятичные дроби, проценты, пропорции. Предусматривалось совершенствование навыков вычисления учащимися.
Алгебра изучалась в 6-м и 7-м классах, её курс продолжался в 8-м–10-м классах.
Геометрия начиналась, как и алгебра, в 6-м классе, продолжалась в 7-м и заканчивалась в 10-м классе.
Естествознание, которое началось в 4-м классе в виде вводного сжатого курса неживой природы, в семилетней школе изучалось более полно: в 5-м классе и первом полугодии 6-го класса изучалась ботаника; во втором полугодии 6-го класса и в 7-м классе — зоология.
Считали, что знания по этому предмету нужны для развития материалистического мировоззрения, для ведения сельского хозяйства — растениеводства, животноводства, птицеводства, борьбы с сельскохозяйственными вредителями. Помнится, на уроках по естествознанию проводились наблюдения при помощи микроскопа, работали на пришкольном учебно-опытном участке, выходили на природу, колхозные поля.
История начиналась с 5-го класса: после краткого ознакомления с жизнью первобытных людей изучались древний Восток, древняя Греция и древний Рим. В 6-м и 7-м классах изучалась история средних веков (до английской буржуазной революции 1648 г.).
Изучение истории должно было дать конкретные представления о возникновении и развитии каждого общественного строя. Требовалось знание исторических фактов, исторических закономерностей и выдающихся деятелей. Курс истории подводил учащихся к марксистско-ленинскому пониманию истории. Через весь учебный курс этого предмета проводилась идея прогрессивного развития человеческого общества, неизбежности гибели старого и победы нового, более передового строя.
Эта идея чётко обозначалась при изучении разложения рабовладельческого строя и замены его в средние века феодальным, который с развитием капитализма сменяется капиталистическим строем.
Курс истории знакомил с освободительной борьбой народов против колониализма и давал представления о справедливых и несправедливых войнах.
Конституция СССР изучалась в 7-м классе. Учащиеся получали сведения о государственном устройстве СССР, о том, что советский строй в СССР является высшей формой демократии, об огромной руководящей роли Коммунистической партии как «руководящем ядре» государственных и общественных организаций. Этот курс был призван убедить, что великие победы СССР были возможны потому, что наша страна — социалистическая; те права граждан, о которых говорится в Конституции, — это права, осуществляемые на практике. Этот курс знакомил с большими достижениями советского народа, которые возможны только в стране, которая, завершив построение социалистического общества, переходит к коммунизму.
Курс географии начинался в 5-м классе с физической географии; а в 6-м классе посвящался физико-географическому обзору частей света: Европы, Азии, Америки, Африки, Австралии. Учащиеся знакомились с политической картой мира. В 7-м классе изучалась физическая география СССР вместе с кратким обзором хозяйства страны. Этот курс должен был способствовать формированию материалистического мировоззрения (курс физической географии); дать конкретные сведения о частях света и расположенных в них государствах; знакомить учащихся с физической географией СССР и при прохождении этого курса особенно обращать внимание на такие факты, которые могут служить предметом нашей национальной гордости – необъятные просторы нашей родины, её природные богатства, используемые в интересах строительства социализма. Обобщая, можно сказать, что курс географии в семилетней школе был призван дать идейно-политическое развитие учащимся и подвести их к правильному пониманию курса экономической географии, изучаемого в 8-м классе средней школы.
Физика начиналась в 6-м классе с получения первоначальных сведений по механике. В 7-м классе учащиеся получали элементарные знания по разделам: теплота, электричество. Курс физики был ориентирован на политехническое обучение, поэтому с самого начала делались попытки широкого проведения простейших, но связанных с техникой окружающей жизни (отопление, освещение, вентиляция, водопровод, радио и другие) лабораторных работ. Это были очень увлекательные занятия.
Химия начиналась в 7-м классе с изучения законов и основных химических понятий (вещество, элемент, атомно-молекулярное учение, окислы, кислоты, соли, закон сохранения веса, закон постоянства состава). Изучались вкратце кислород, водород, вода и воздух. Теоретические положения в отдельных случаях сопровождались демонстрацией опытов и самостоятельным выполнением учащимися практических работ. Преподавание химии служило целям коммунистического воспитания, содействовало формированию у учащихся материалистического мировоззрения и политехнического обучения.
Иностранный язык изучался с 5-го по 7-й класс. Изучали один иностранный (немецкий) язык. Сейчас трудно сказать, что требовалось, в части знания языка, от выпускника семилетней школы. Более полно о требованиях к знаниям иностранного языка будет сказано в разделе «средняя школа».
Следует отметить, что один учитель мог учить по нескольким предметам, например, по арифметике, алгебре, физике; или по истории, Конституции, иностранному языку; или по биологии, химии и географии.
В 5-м и 6-м классах проводились переводные, а в 7-м – выпускные экзамены. Переводные экзамены проводились учителем соответствующего предмета в присутствии ассистента, назначаемого директором школы из числа преподавателей того же или родственного предмета. Выпускные экзамены проводились комиссией в составе: директора школы или его заместителя по учебной части (председатель), учителя, преподающего данный предмет, и ассистента по назначению директора.
Выпускные экзамены проводились по русскому языку (письменно и устно), алгебре (письменно), географии (устно) [9].


[9] – Тексты диктантов, темы сочинений по литературе, задачи и примеры для письменных работ по математике, а также билеты для устных переводных экзаменов составлялись учителями соответствующих предметов и утверждались министерствами просвещения союзных республик.


Учащийся считался окончившим: школу (начальную или семилетнюю) и получал об этом свидетельство лишь при условии, если он имел по всем основным предметам учебного плана, независимо от отметок по пению, рисованию, черчению и военно-физической подготовке, итоговые отметки не ниже удовлетворительно, а по поведению — отлично.

Спортивная площадка на территории Косковско-Горской школыОсвещаемая универсальная спортивная площадка на территории Косковско-Горской школы. В Воротиловской семилетней школе, в годы учёбы в ней А. Кострова, такой площадки не было. 31 мая 2015 г.

Как следует из вышеуказанных требований к поведению учащегося-выпускника, задача воспитания дисциплины учащихся являлась одной из важнейших в семилетней школе (в общем-то так же, как и в начальной, и в средней школах). Основным методом воспитания дисциплины в школе было убеждение, проявление сознания учащихся, осуществление согласованных действий школы и семьи в процессе воспитания. Полезную роль в этом деле играли пионерская и комсомольская организации. До 7-го класса Толя Костров носил пионерский галстук, а в 7-м классе стал комсомольцем, принимавшим активное участие в работе небольшой школьной комсомольской организации, в том числе и в поддержании дисциплины. В школе практиковались поощрения передовиков учёбы и поведения (похвала учителя, благодарность директора, награда похвальной грамотой) и наказания нарушителей дисциплины поведения и учебной дисциплины (порицание учителя, выговор перед классом, удаление из класса с урока, оставление после уроков для выполнения не сделанного домашнего или классного задания, вызов для внушения на педагогический совет, объявленный приказом директора по школе выговор, снижение отметки по поведению, перевод в другой класс или в другую школу, исключение из школы).
Для руководства воспитательной работой учащихся в каждом классе, начиная с 5-го, директором школы назначался классный руководитель из учителей этого класса. Классный руководитель составлял план своей воспитательной работы на каждую четверть, который утверждался директором.
Свидетельство об окончании семилетней школы давало право на поступление в 8-й класс средней школы без экзамена или в среднее профессиональное учебное заведение — в техникумы, готовящие техников и помощников агрономов, в педагогические училища, готовящие учителей начальных школ, в медицинские училища и другие. В средние профессиональные учебные заведения окончившие семилетнюю школу принимались по вступительным экзаменам, а окончившие с отличием — без экзамена.

Разговор со школьниками Косковско-Горской школы, 31 мая 2015 г.

Косковская Горка, 31 мая 2015 г. Разговор А.В. Кострова с учениками Косковско-Горской школы. На вопрос: «У вас есть Интернет?» – ученики ответили: «Да». Дедушка (А.В.) очень обрадовался. В его школьные годы в деревне не было ни радио, ни телефона.

После окончания семилетки встал вопрос, какое направление выбрать для продолжения дальнейшей учёбы: то ли поступать в среднюю общеобразовательную школу, то ли в среднее профессиональное учебное заведение. Аргументация дедушки и матери была убедительной – было решено продолжить обучение в Рамешковской общеобразовательной школе. Кстати, следует сказать, что вместе с А. Костровым окончили Воротиловскую семилетнюю школу ребята с Косковской Горки, с которыми он учился, начиная в ней с 1-го класса: Александр Васильев, Валентин Жуков, Василий Захаров, Мария Петрова. По-разному сложились их судьбы: А. Васильев и В. Жуков пополнили рабочий класс и погибли при трагических бытовых обстоятельствах в сравнительно молодом возрасте, В. Захаров окончил индустриальный техникум в г. Калинине (Твери) и продолжил работу на Челябинском тракторном заводе (будучи проездом в Москве, останавливался у А. Кострова, и мы долгие вечера посвящали воспоминаниям о наших детских и переходных годах деревенской жизни), М. Петрова поступила в Рамешковскую среднюю школу.

Рамешковская средняя общеобразовательная школа (1947-50)

История Рамешковской средней школы описана в интернете на сайте по ссылке Статус средней школы она получила в 1936-37 учебном году. В это время в ней было порядка двух десятков классов (более семисот учеников), учительский коллектив состоял из 28 учителей. В 1937 году школа сделала первый выпуск из 10 класса: 14 человек, многие из которых стали потом учителями, а Василий Семёнович Смирнов (после войны) – директором этой школы. Многие выпускники этой группы, в том числе и В.С. Смирнов, участвовали в Великой Отечественной войне, некоторые из них погибли в боях. Многие учащиеся старших классов школы входили в состав истребительного батальона, действовавшего на территории района. В первые годы войны помещения школы неоднократно занимались под госпиталь, и учёба продолжалась в различных помещениях.
После войны стала остро ощущаться нехватка школьных площадей. Школа работала в двухсменном режиме. Поступив в 1947 году в 8-й класс этой школы, А. Костров начал учиться в двухэтажном здании на центральной улице Советская, которое строилось под Дом колхозника. Это здание оставалось основным до 1950 года, когда школа получила вновь построенное всем районом по инициативе райкома ВКП(б) двухэтажное деревянное здание в Первомайском переулке с. Рамешки. В настоящее время этого здания нет. Первый пожар в нём возник весной 1950-го года, второй – в 1953-м году. В 1963 году для школы было построено кирпичное здание (на шестьсот с лишним мест), в котором разместились классы с четвёртого по десятый.

Школа - 1950 г.

В 1950 году А. Костров продолжил учёбу в 10-м классе в этой новой школе

 

У теперешней школы

Таким выглядит в настоящее время это кирпичное здание школы. 31 мая (воскресенье) 2015 года – А.В. Костров у этого здания (построено в начале шестидесятых годов (1963). Прошло 65 лет после окончания этой школы, но чувство благодарности учителям школы осталось глубоко чтимым и заветным.

Нельзя не сказать, что после подачи заявления о поступлении в школу А. Костров немедленно был призван стать на комсомольский учёт в школе. Как потом выяснилось, в ней состояли многие учащиеся 8-х–10-х классов школы. Справедливости ради, следует признать, А. Костров не смог стать в ней активным комсомольцем потому, что через непродолжительное время стал воспринимать её как организацию по сбору членских взносов, хотя её секретарь Е. Лашков – сын районного советского чиновника был показательно красив и спортивно динамичен. Последующая судьба его неизвестна.
В 1950 году А. Костров продолжил учёбу в 10-м классе в этой новой школе.
В 8-м классе в 1947 году было около 20-ти учеников. Остались в памяти одноклассники (указаны учебные заведения, в которые они поступили после окончания Рамешковской школы):
Андрианов Николай (из с. Рамешки) — Военное училище специальной связи (г. Ростов-на-Дону);
Арсеньева Серафима (из с. Рамешки) — Калининский государственный педагогический институт;
Герасимов Анатолий (из д. Денесьево) — Военно-морское авиационно-техническое училище (г. Молотов (ныне г. Пермь));
Герасимов Геннадий (из д. Кадное) — Московский химико-технологический институт;
Гостев Виктор (из с. Рамешки) — Военно-морское авиационное училище лётчиков (г. Николаев);
Дементьева Антонина (из д. Далеки) — Калининский педагогический институт;
Кульков Алексей (из д. Высоково) — Высшее военно-морское училище связи (г. Петродворец);
Матвеев Анатолий (из с. Рамешки) — Ленинградский институт механизации сельского хозяйства;
Невский Виктор (из д. Селище) — Калининский педагогический институт;
Орлов Борис (из с. Рамешки) – Ленинградский финансово-экономический институт;
Соловьёв Пётр (из д. Денесьево) — Высшее военно-морское училище связи (г. Петродворец);
Сорокина Антонина (из д. Хромцово) — Ленинградский сельскохозяйственный институт.
Все они окончили Рамешковскую среднюю школу в 1950 году, после окончания школы с некоторыми из них А. Костров встречался, с другими переписывался.
Занятия в средней школе, как и в начальной и семилетней, проводились по классно-урочной схеме, твёрдому недельному расписанию уроков, составленному на учебную четверть. Была такая же 45-минутная продолжительность урока. Практически всеми учителями применялся один и тот же метод проведения занятия: устное изложение учебной темы (рассказ, объяснение, постановка задачи); самостоятельная работа учащихся с учебником; письменные и графические работы учащихся; демонстрация явлений и иллюстрация событий учителем; лабораторные и практические занятия. Во время урока нередко учитель проверял выполнение домашнего задания и знаний учащихся, убеждался в степени закрепления пройденного. На повторение и закрепление пройденного в средней школе обращалось большое внимание, особенно с 1944-45 учебного года, когда постановлением СНК СССР от 21 июня 1944 г. и СМ СССР от 21 февраля 1950 г. были введены выпускные экзамены в семилетней школе и экзамены на аттестат зрелости в средней школе. Повторение перед выпускными экзаменами в семилетней и средней школе проводилось по предметам, выносимым на экзамены. На это в конце учебного года отводилось достаточно большое число учебных часов.
В 8-х–10-х классах изучались русский язык, литература, алгебра, геометрия, тригонометрия, естествознание, история СССР, всеобщая история, Конституция СССР, география, физика, астрономия, химия, иностранный язык (немецкий). Проводилась начальная военная подготовка (НВП). Как следует из этого перечня, по сравнению с предметами семилетней школы здесь добавились тригонометрия, всеобщая история, астрономия. Учебные программы по указанным предметам предусматривали реализацию принципа диалектического развития в познании учащимся соответствующего предмета.
Литература изучалась в её историческом развитии. Учащийся должен был иметь понятие о месте и значении художественной литературы в жизни общества, о народности и патриотизме литературы, о её роли в освободительной борьбе народов. Требовалось уметь разбираться в идейной сущности литературного произведения, в его композиции, сюжете, образах, языке; знать основные периоды развития литературы и основные литературные направления: классицизм, сентиментализм, романтизм, реализм, социалистический реализм.
В 8-м классе изучение русской литературы начиналось с произведений древних времён – летописи «Слово о полку Игореве» и заканчивалось первой третью XIX в. – произведениями А.С. Грибоедова, И.А. Крылова, А.С. Пушкина, М.Ю. Лермонтова, М.В. Гоголя.
В 9-м классе изучали В.Г. Белинского и литературу второй половины XIX в., знакомились с литературными течениями начала XX в., изучали отдельные произведения У. Шекспира и И. Гёте.
В 10-м классе изучали дореволюционное и советское творчество А.М. Горького, а также произведения советских авторов – В. В. Маяковского, М.А. Шолохова, А.Н. Толстого, А.А. Фадеева, произведения авторов нерусских народов СССР.
Постижение этого предмета для А. Кострова представляло немалые трудности и вначале с трудом удавалось получать удовлетворительные оценки. Нужна была помощь, но обратиться было не к кому. Приходилось «штурмом» читать произведения, предусмотренные учебной программой. После 8-го класса стала появляться уверенность при ответах у доски и написании сочинений. На экзамене на аттестат зрелости А. Костров по литературе получил оценку «хорошо». В последующем, на вступительных экзаменах в учебные заведения эта оценка устойчиво подтверждалась.
Математика. В 8-м–10-м классах изучали алгебру, геометрию, а в 9-м–10-м классах – тригонометрию. Государственная стратегия политехнического общего образования обусловливала повышенные требования к математической подготовке учащихся. На протяжении всех трёх лет (да и начиная с первого класса) устойчиво сохранялось недельное число часов занятий по математике. Математика считалась познающим сложным предметом, опорным аппаратом в раскрытии закономерностей мира. Идеологи политехнического образования, поддерживаемые партийным руководством страны, придавали большое значение связи преподавания теоретических основ математики с практикой (особенно техникой). И хотя математика всегда являлась абстрактной наукой, на занятиях решали, как правило, задачи, имеющие практический смысл. Элементы высшей математики – аналитической геометрии и математического анализа (понятия «производной» и «интеграла») в учебных программах 10-летней школы отсутствовали.
А. Костров проникся уважением к математике ещё в семилетней школе и продолжал серьёзно относиться к выполнению заданий по математике в средней школе. Следует заметить, что в те годы не практиковалась, как это наблюдается в настоящее время, математическая состязательность учащихся: олимпиады и математические конкурсы для учеников 8-х-10-х классов в сельских школах не проводились. Поэтому приходилось напрягать свою мысль в решении эпизодически получаемых от учителя – М. Бурковой для «домашнего развлечения» усложнённых задач. Экзамены на аттестат зрелости по математике — по всем трём предметам — А. Костров сдал с оценками «отлично». В последующем при поступлении в учебные заведения проблем с математикой не возникало.
Естествознание (предмет, записанный в аттестате зрелости А.Кострова). Насколько известно, как наука и как предмет изучения, естествознание претерпело большие трансформации. До сих пор непонятно, что являлось основным предметом изучения в школе в рамках учебного курса «естествознание». Представляется, что для того времени можно было смело заменить весьма объёмный и размытый предмет «естествознание» более структурированным предметом с названием «биология», объединяющим ботанику, зоологию, анатомию и физиологию человека. И в этой части, как говорилось выше, в 5-м классе и первом полугодии 6-го класса изучалась ботаника, во втором полугодии 6-го класса и в 7-м классе – зоология, в 8-м классе изучалась анатомия и физиология человека, а в 9-м классе – основы дарвинизма, которые отнюдь не противоречили методологическим положениям общей биологии. С 1949 г. преподавание анатомии и физиологии человека стало опираться на продолжателей учения Дарвина: в области психофизиологии – на учение русского физиолога И. П. Павлова; в области ботаники – на учение И.В. Мичурина, в 40-х — начале 50-х годов «развиваемое» Т.Д. Лысенко, погромщиком генетики.
Курс естествознания, по замыслу политического руководства страны, в советской школе должен был являться одним из важнейших предметов, развивающих материалистическое мировоззрение учащихся. В результате из него получился весьма политизированный предмет [10].


[10] – После реформ в 50-х годах 20-го века (СССР) общее естествознание, как самостоятельный предмет, сохранился лишь в программе 4-го класса. К середине 60-х годов естествознание и география были объединены в природоведение, и эта дисциплина была введена в программы 2-го и 3-го классов. В начале 90-х годов (РФ) была утверждена новая программа природоведения для 4-летней начальной школы. Эта программа определяла в качестве одной из основных целей – экологическое образование и воспитание школьников.


История. В 8-м – 9-м классах изучалась история нового времени, в 8-м—10-м классах – история СССР. При изучении истории объяснялась ограниченность буржуазных революций по сравнению с социалистической революцией.
Курс истории должен был способствовать: развитию любви к социалистической Родине, воспитанию чувств гордости героическим прошлым русского народа; познанию громадных достижений СССР в области политической жизни, государственного устройства, развития народного хозяйства и культуры; формированию представлений о СССР как стране, возглавляющей движение всех стран за мир. История была и до сих пор остаётся ареной борьбы за идеологическую направленность в понимании и толковании прошедших событий.
География. В 8-м классе изучалась экономическая география зарубежных стран, а в 9-м – экономическая география СССР. В результате изучения этих курсов учащиеся должны были убедиться в громадных преимуществах социалистического хозяйства. Для политехнического обучения большое значение должен был иметь курс экономической географии СССР, знакомящий учащихся с богатыми природными ресурсами СССР, их размещением по территории страны, с географией промышленности, сельского хозяйства и транспорта. Курс географии должен был оставить у учащегося представление о громадных экономических возможностях СССР.
Физика. В 8-м – 10-м классах изучался, можно сказать, системно курс физики, включающий классическую механику (кинематику, динамику и статику), учение о теплоте, молекулярную физику, электричество, оптику, акустику, сведения о строении атома.
Помнится, что на уроках физики проводилось большое число лабораторных работ, значительно большее, чем это было в семилетней школе. Несмотря на то, что учитель физики Василий Семёнович Смирнов был директором школы, лабораторные работы проводились всегда под его непосредственным руководством. В то время физика считалась особенно важным предметом в системе политехнического обучения учащихся.
Приобретённые в школе знания и умения по физике потом потребовались А. Кострову и при освоении лётного дела в военном училище, и при значительном их расширении в процессе профессионального формирования инженера-баллистика Ракетных войск стратегического назначения в военной академии.
Астрономия. В 10-м классе изучался краткий курс (около 30-ти учебных часов), дающий начальные сведения о движении и строении небесных тел. По большому счету, астрономия – это мировоззренческая наука. Поэтому она и изучалась в последнем классе средней школы, чтобы подытожить имеющиеся знания человека об устройстве Вселенной, заинтересовать (в противовес религии) в познании законов мироздания. Начав изучать в Академии им Ф.Э. Дзержинского на кафедре баллистики курс «Теория полёта космических аппаратов», слушатель А. Костров был приятно удивлён тем, что вводная лекция по этому курсу начиналась с упоминания трёх законов великого астронома Иоганна Кеплера, о которых говорил на уроках учитель по астрономии Василий Семёнович Смирнов [11].


[11] – В настоящее время астрономия, как отдельный предмет, к сожалению, не изучается в средней школе.


Химия. В 8-м – 10-м классах изучалась неорганическая химия, давались некоторые сведения по органической химии. В этих классах учащиеся должны были уметь пользоваться химическими формулами и иметь навыки в постановке химического эксперимента, уметь обращаться с химической посудой, горелками и другими приборами.
Химия рассматривалась как один из основных предметов политехнического школьного обучения учащихся.
А. Костров с интересом занимался по этому предмету, в аттестате зрелости по химии – оценка «отлично». В последующем полученные знания потребовались в основном для поступления в учебные заведения. Профессиональная подготовка была связана с углубленным изучением математики, механики, аэродинамики и теории управления.
Иностранный язык. Изучали один язык (немецкий). Можно сказать, изучение продолжалось с 5-го до 10-го класса включительно. По Е.Н. Медынскому «Просвещение в СССР» задача заключалась в том, чтобы по окончанию средней школы: 1) научиться бегло читать с правильным произношением и интонациями и полным пониманием прочитанного; 2) понимать иностранную речь, уметь правильно отвечать на вопросы и задавать вопросы в пределах пройденной тематики; 3) уметь пересказать содержание прочитанного текста; 4) уметь переводить с иностранного языка незнакомый текст средней трудности (с минимальным использованием словаря); 5) уметь письменно выражать свои мысли и орфографически правильно писать в пределах пройденного лексического материала и пройденных грамматических правил. Вызывает сомнение, что средний (не выдающийся) выпускник 10-го класса тех лет удовлетворял указанным требованиям. Следует сказать, что А. Костров приблизился к указанным требованиям после того, как проучился по этому предмету в течение 4-х семестров с весьма квалифицированным педагогом в Краснознамённой военно-воздушной академии (КВВА).
Начальная военная подготовка (в аттестате зрелости как учебный предмет не указан). НВП в 8-х–10-х классах проводилась под активным руководством Алексея Григорьевича Кудряшова, участника Великой Отечественной войны. Использовался учебник «Начальная военная подготовка учащихся 5, 6, 7 классов неполных средних и средних школ». —М.: Воениздат, 1940, 204 с. (посмотреть учебник можно по ссылке).

Начальная военная подготовка в Рамешковской школе

5 лет после ВОВ — 1950, 10-й кл., строевой смотр, День Победы, пос. Рамешки. Директор школы Смирнов Василий Семёнович, учитель по НВП Кудряшов Алексей Григорьевич — участники ВОВ. Костров А.В. — 1 шеренга, второй слева.

В рамках программы НВП осуществлялась по расписанию физическая подготовка. В зимние месяцы А. Костров в субботу вечером отправлялся на лыжах к маме и дедушке, а в понедельник ночью с ружьём за плечами и с сумкой книг обратно в школу. Эти 14-километровые лыжные походы обеспечивали достаточную физическую нагрузку на неделю и одновременно являлись тренировкой к лыжным соревнованиям. В «нелыжные» времена подобные походы совершались пешком, а в весенне-осенние месяцы ежедневно на велосипеде.

В соответствии с Инструкцией о проведении экзаменов на аттестат зрелости, утверждённой Народным Комиссаром просвещения РСФСР 9 октября 1944 г., экзамены на аттестат зрелости проводились комиссией с 25 мая по 20 июня по:
o русскому языку и литературе — письменный и устный;
o математике (алгебре — устный, геометрии с тригонометрией — письменный);
o физике, химии, истории СССР (за курс 8-х–10-х классов) — устный.
В комиссию входили: директор школы (председатель комиссии), преподаватель предмета, по которому проводился экзамен, 2-3 члена из числа преподавателей старших классов того же или родственного предмета.
Темы для сочинений и задачи для письменных экзаменов по математике составлялись министерствами просвещения союзных республик и присылались в школу в запечатанных пакетах.
Пакеты вскрывались директором школы в классе в присутствии членов экзаменационной комиссии и учащихся перед началом экзаменов. Билеты для устных экзаменов также составлялись министерствами просвещения.
Указанная выше Инструкция определяла требования, предъявляемые к экзаменационным работам и ответам учащихся на экзаменах на аттестат зрелости по каждому учебному предмету.
По русскому языку и литературе учащийся должен был обнаружить на:
— письменных экзаменах правильное понимание темы, умение выражать свои мысли ясно, последовательно, правильным языком и грамотно;
— устных экзаменах — знание грамматики, умение провести грамматический разбор, понимание исторического развития русской литературы, знание основных литературных произведений, биографий крупнейших русских писателей, особенностей их художественного творчества, знание основных вопросов теории литературы.
По математике необходимо было проявить на:
— письменных экзаменах — умение решать задачи, содержание которых может затрагивать любые разделы программы средней школы, с подробным объяснением и обоснованием плана решения, твёрдые навыки в рациональном и правильном производстве вычислений и преобразований;.
— устных экзаменах — знание законов и правил арифметики, алгебры, геометрии, тригонометрии в пределах программы всего курса средней школы и понимание логической связи между ними, умение доказывать теоремы и применять их к решению задач, умение быстро и правильно производить устные вычисления.
В общем на экзаменах на аттестат зрелости комиссия проверяла полноту и твёрдость знаний экзаменующегося, его развитие, самостоятельность суждений и умение связывать знания с жизнью, теорию с практикой.
Учащийся, окончивший среднюю школу, получал аттестат зрелости. Тому, кто имел по основным предметам средней школы и по поведению отметку «отлично», вручалась золотая медаль. Серебряная медаль вручалась учащимся, имеющим, при отличном поведении, по родному языку отметку «отлично», но не более трёх отметок «хорошо» по другим предметам [12].


[12] – А. Костров не помнит случаев получения медалей выпускниками Рамешковской средней школы.


Не допущенный к этому экзамену на аттестат зрелости или не выдержавший его не оставлялся на второй год, а получал свидетельство с указанием итоговых отметок по пройденным в школе предметам. Ему предоставлялось право держать экзамены на аттестат зрелости в той же школе через год [13].


[13] – В 1950-м году таких случаев также не было.


А. Костров в период с 25 мая по 20 июня сдал выпускные экзамены, а 24 июня 1950 года на школьном собрании из рук директора школы Смирнова Василия Семёновича получил аттестат зрелости. Прибыв после выпускного вечера на Косковскую Горку, владелец аттестата показал его маме и дедушке. Дедушка обратился к дочери: «Маня, надо отметить!» и, поставив на накрытый стол бутылку водки, добавил: «Воротиловская!». Это означало, что он специально для этого случая принёс бутылку из единственного имевшегося в то время в косковско-горской округе магазина в селе Воротилово. Чокаясь, помнится, он сказал со слезой: «Ну вот, Толя, ты превзошёл покойного Васю – получил среднее образование, не уезжая из родного дома, по-старому, ты прошёл гимназию [14], теперь у тебя открыт путь в инженеры». Этот путь предстояло пробить, но о нём скажем ниже.


[14] – Справедливости ради, необходимо сказать, что старая гимназия существенно отличалась от советской общеобразовательной школы, хотя также являлась учебным заведением средней ступени (см., История педагогики в России: хрестоматия / сост. С. Ф. Егоров. – М. : Издат. центр «Академия», 2002, а также отличную монографию — Логинова О. А., Логинов О. Н. Учебно-воспитательный процесс в гимназиях дореволюционной России (на примере гимназий Пензенской губернии).. Пенз : Изд-во ПГУ, 2009).